• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Открывая Кимры заново: студенты Школы лингвистики исследовали фольклорные традиции края

С 7 по 17 июля в Кимрском районе Тверской области проходила студенческая экспедиция НИУ ВШЭ по изучению фольклорных традиций Кимрского района. Экспедиция была организована на базе Школы лингвистики (руководитель – доцент Юлия Михайловна Кувшинская и аспирант Школы лингвистики, преподаватель Лицея НИУ ВШЭ Светлана Юрьевна Пужаева). За десять дней студенты и преподаватели объехали девять сельских поселений, побывали в разных уголках района, много общались с местными жителями, посещали сельские музеи народного быта, краеведческие музеи, памятные места района, побывали в местных храмах и на святых источниках.

Участники экспедиции в селе Устиново Кимрского района
Целью экспедиции был прежде всего общий мониторинг состояния традиционной культуры, а также запись сохранившихся в памяти или бытующих в наше время фольклорных текстов (сказок, песен, частушек, преданий, легенд, загадок, быличек и др.), описание обрядов календарного, семейного циклов, хозяйственных обрядов, фиксация народных представлений о мире и человеке в любых проявлениях.
Почему для обследования был выбран именно Кимрский район? Вопреки расхожему убеждению, народные традиции живут не только на окраинах нашей необъятной страны – они есть везде, где хотя бы отчасти сохранился традиционный быт, уклад жизни и творческая искра в людях.
С точки зрения фольклорной традиции многие далекие от Москвы регионы обследованы намного лучше, чем центральные. Кимрский район Тверской области практически неизвестен фольклористам – в то время как здесь взаимодействие московской (среднерусской) и ярославской (севернорусской) традиций дает интересные результаты. Некоторые архаические черты сохранились здесь лучше, чем на Русском Севере.
Так, местные жители много и подробно рассказывают о ряженье на Масленицу и на свадьбу, о девичьем обычае на Троицу жарить яичницу на ржаном поле, у лесной опушки (это восходит к древним славянским русальным обрядам), об «обливальном» дне (генетически связанном с купальскими празднествами), о разнообразных и древних формах традиционного озорства молодежи на Святках.

     Музей крестьянской избы в селе Неклюдово, составленный из предметов, подаренных местными жителями
Музей крестьянской избы в селе Неклюдово, составленный из предметов, подаренных местными жителями


























Экспедиции удалось записать старинные песни, в том числе баллады (сюжеты «Ванька-ключник», «Ехали солдаты»), интересные варианты жестоких баллад и романсов и даже сказки. Бытовые и новеллистические сказки, в том числе сюжеты о Петре и Балакиреве, вспомнила восьмидесятилетняя жительница Кимр Зоя Тимофеевна Соболькова.
И, конечно, кимрская традиция поражает разнообразием частушечного репертуара. Здесь были разные жанровые формы частушек: «под русского» пели одни частушки, «под елецкого» - другие; озорные частушки про ухажера пели в форме «Семеновны», любовные – в форме «страданий».

Музей крестьянской избы в селе Неклюдово. На фотографии: участники экспедиции, бабушки из местного народного хора «Романовские девчата» и работники музея народного творчества
Музей крестьянской избы в селе Неклюдово. На фотографии: участники экспедиции, бабушки из местного народного хора «Романовские девчата» и работники музея народного творчества


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 








Помимо изучения фольклорных традиций района, у экспедиционеров были и другие задачи. Дело в том, что в экспедиции принимали участие не только студенты Школы лингвистики, но и студенты Школы культурологии, студенты направлений журналистики, прикладной математики. У каждого были свои специальные интересы: народный и самодеятельный театр (элементы традиционного театра, в том числе ряженье),  создание видеофильма, посвященного среднерусским традициям, разработка базы данных по русскому фольклору и др.

У студентов Школы лингвистики научные и образовательные интересы тоже были разнообразны. Так, студентка 2 курса Надежда Григорьева обнаружила в кимрских диалектах грамматические формы прошедшего времени со значением кратковременного или отмененного действия, напоминающие деепричастия литературного русского языка (он ушедши в лес, скоро вернется; отпустив, а потом кричит).

Студенты 1 курса Иван Неткачев и Полина Наследскова специально интересовались устной историей XX в.: осмыслением в народе репрессий, принудительных работ (на лесозаготовках и торфоразработках) и т.д.

Деревня Сельцы, Печетовское сельское поселение. Наши информанты: Антонина Александровна Базанова (89 лет), Прасковья Александровна Петухова (85 лет) и сочувствующий дачник. Антонина Базанова в юности отсидела 5 лет в лагерях за самовольную отлучку с торфоразработок, но сохранила доброту и открытость
Деревня Сельцы, Печетовское сельское поселение. Наши информанты: Антонина Александровна Базанова (89 лет), Прасковья Александровна Петухова (85 лет) и сочувствующий дачник. Антонина Базанова в юности отсидела 5 лет в лагерях за самовольную отлучку с торфоразработок, но сохранила доброту и открытость


 

 

 

 

 

 

 














Фольклорная экспедиция – это прежде всего общение с людьми старшего возраста, много пережившими, ставшими свидетелями многих исторических событий. Для старших поколений жителей Кимрского района такими событиями были не только Великая Отечественная война, не только колхозное бесправие, принудительные работы наравне с заключенными на торфоразработках и лесоповале, но и переселение с исконных земель по программе строительства водохранилищ. Так исчезли с лица земли села Крева и Скнятино – родина некоторых наших информантов.

Устные рассказы о прошлом и осмысление прошлого тоже составляют ценный материал для фольклориста, антрополога, филолога, историка и были предметом нашего поиска. Жаль, что с нами не было коллег-историков – но мы записали для них много интересного!

Село Горицы. Здесь интересная традиция декорирования наличников. А вот великолепный некогда храм Спаса – Преображения стоит в руинах
Село Горицы. Здесь интересная традиция декорирования наличников. А вот великолепный некогда храм Спаса – Преображения стоит в руинах

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 





А еще экспедиция – это общение с краеведами, работниками домов культуры, сельских музеев народного быта, других значимых для района музеев. (Например, с. Устиново Кимрского района – это родина знаменитого авиаконструктора, дворянина по происхождению, лишенного прав и имущества, но удостоенного нескольких правительственных наград Андрея Николаевича Туполева. А под селом Горицы есть памятник участникам Вереинского мятежа – крестьянского бунта против Советской власти 1919 г.). Мы не уставали восхищаться тем, как много сделали местные краеведы для сохранения истории края, памяти о живших и погибших, памяти о переселении, сохранения храмов, часовен, усадеб.

Село Горицы. Краевед Владимир Николаевич Бурдин, добившийся установления памятной доски, посвященной герою войны 1812 г. З.Д. Олсуфьеву и памятника крестьянам, погибшим во время Вереинского мятежа, руководитель культурного центра села Горицы Татьяна Николаевна Козлова и студентки НИУ ВШЭ.
Село Горицы. Краевед Владимир Николаевич Бурдин, добившийся установления памятной доски, посвященной герою войны 1812 г. З.Д. Олсуфьеву и памятника крестьянам, погибшим во время Вереинского мятежа, руководитель культурного центра села Горицы Татьяна Николаевна Козлова и студентки НИУ ВШЭ.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Часть экспедиционной работы состояла в том числе в работе с краеведческими источниками: рукописями, книгами, музейными материалами, поскольку отчасти и они сообщают о народных традициях района или о причинах той или иной трансформации традиций.

Народная мастерица из села Малое Василево Эмилия Иосифовна Толмачева показывает свои вышивки и аппликации. На фото также директор культурного центра села М. Василево Валентина Александровна Новикова и участники экспедиции
Народная мастерица из села Малое Василево Эмилия Иосифовна Толмачева показывает свои вышивки и аппликации. На фото также директор культурного центра села М. Василево Валентина Александровна Новикова и участники экспедиции


















 

 

 

Деревня Фёдоровка. Резчик по дереву Виктор Михайлович Протасовицкий рассказывает о традиционном строительном обряде, приметах и поверьях, связанных со строительством, и показывает фото своих работ
Деревня Фёдоровка. Резчик по дереву Виктор Михайлович Протасовицкий рассказывает о традиционном строительном обряде, приметах и поверьях, связанных со строительством, и показывает фото своих работ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Интереснейшими информантами оказались работники сельских культурных центров, клубов. Как правило, это местные жители, которые с детства любили народные традиции, многому научились от бабушек и родителей, а затем, получив образование, познакомившись с фольклором разных местностей, обучившись народным промыслам, вернулись на родину. С одной стороны, эти люди – сами  носители локальной традиции, причем внимательные к деталям, любящие народную культуру. С другой стороны, теперь многие из них возрождают и развивают народные традиции, поддерживают современных народных мастеров, организовывают народные гулянья, опираясь на практики из своего детства и юности, а также используя новые знания. Деятельность этих культурных центров представляет собой любопытный сплав локальной традиции и привнесенных обычаев, народных и профессиональных текстов. Очень интересно и показательно восприятие клубных мероприятий местными жителями, современный «отбор» обрядов, песенного репертуара в локальном сообществе.

Экспедиция дала нам возможность глубокого общения со множеством людей, подарила обилие интереснейших наблюдений и массу новых впечатлений, о которых студенты готовы говорить бесконечно. Вот лишь некоторые высказывания:

Иван Неткачев, 1 курс, Школа лингвистики:
“Я интересуюсь, помимо лингвистики, филологией – анализом разных видов художественного текста. Помимо этого – давно мечтал поработать с фольклором, образ какой-то самозародившейся словесности; к тому же – неизвестно, существующей ли. Поэтому, как только узнал об экспедиции, – написал организатору. К экспедиции пришлось почитать – и появился конкретный интерес: мне хотелось найти архаичные черты в ритуалах, о которых нам рассказывали. Поэтому о многих деталях выспрашивал очень скрупулезно – и где-то действительно нашлось что-то очень интересное (детские обряды, связанные с жаворонками и много другого). Традиция уже мертва, но в 40-50-60-е, когда деревни еще не опустели, кое-что еще было.

Рассказывают не только «фольклор», и даже часто не столько, но истории из жизни; с исторической точки зрения крайне интересно – например, странным образом никого из моих информантов репрессии не коснулись, и даже сидевших знакомых у них не было; у художника Маслова (1938 г.р.) в Белом Городке висят портретики Сталина (вырезки из газет), и он говорит: «А ведь красивый, Сталин-то».

И, конечно, я много разговаривал с нашими организаторами (Ю.М. Кувшинской прежде всего); от них я узнал, что еще можно прочитать и чем еще можно заниматься внутри фольклористики. Теперь интересуюсь типологией фольклора”.

Аня Копаева, 2 курс, ФКН:
“Я поехала в экспедицию, потому что давно интересуюсь фольклором (в частности песенным), и хотелось, с одной стороны, поговорить с представителями традиции, а, с другой, принять участие в работе по сбору фольклора, составлению фольклорного корпуса, в общем, сделать что-то полезное.

За время экспедиции я даже ощутила, сколько узнала нового о народных обрядах, представлениях. До экспедиции мы, конечно, читали всякие книжки, словари, где описывалась традиция, но это было гораздо более теоретично. Заметно было и то, что если в самом начале работы во время беседы с исполнителем я задавала общие и, местами, бестолковые вопросы, то к концу вопросы были куда более конкретными и разумными.

Состояние традиции в разных деревнях и сёлах было различным. В некоторых из них традиции возрождают (культработники рассказали, как несколько лет назад местные жители опасались колядок, которые они устраивали с детьми, но сейчас ждут и даже обижаются, если к ним колядующие не заходят). Но очень расстроили пустеющие деревни, в которых закрыли школы, и в результате люди уезжают оттуда, и традиция вымирает”.

Оля Тараканова, 2 курс, Школа культурологии:
“Мы все, конечно, ехали не только собирать фольклор. Фольклор был для многих из нас самостоятельным интересом – но и поводом тоже был. Поводом «открыть Россию» - в чем-то заново, а в чем-то совсем с нуля.

Всю экспедицию мы разговаривали. Между собой. С нашими руководителям из Вышки, со специалистами из Центра фольклора. С нашими информантами, которых оказалось принято называть исполнителями, - с руководителями клубов и фольклорных коллективов (увлеченными своим делом), с пожилыми людьми (часто – с непростой судьбой), с краеведами (которые знают о своих селах, кажется, больше, чем мы о родных городах).

Мы говорили о «традиции» - так фольклористы именуют объект своих исследований, - но разговор всегда получался о чем-то большем. О том, как наслаиваются представления разных пластов сознания; любимая история – как защититься от лешего: с помощью компаса. О том, как большой город меняет формы коллективности; трудно представить у нас «поседки» - пляски под гармошку и игры всем селом, а через пару дней в деревне хочется и самой на них попасть. О том, что разница между разными академическими кругами может оказаться не меньше, чем пресловутая разница между городом и деревней. Таких маленьких открытий – каждый день больше десятка.

А еще открытия, связанные с личными научными интересами. Я приехала с интересом театроведческим – и обнаружила, что самодеятельный театр, возможно, ближе к современному, «постдраматическому», чем академические театры в Москве. И что в народном театре села Горицы не ставят классику, зато иногда показывают «8 женщин» Робера Тома, нам больше известную по фильму Франсуа Озона, - повод искренне радоваться за участников и восхищаться ими.”

Ну, а еще мы подружились. Мы старались работать вместе, заботиться друг о друге, делиться знаниями и профессиональными интересами. Мы научились понимать и уважать людей с другими взглядами, с другим культурным багажом, с другим жизненным опытом. И это было замечательно.

Вот так мы жили в Кимрах. Гостевая комната Кимрского колледжа, у участников экспедиции ужин
Вот так мы жили в Кимрах. Гостевая комната Кимрского колледжа, у участников экспедиции ужин


























Участники экспедиции у памятника кимрскому сапожнику на фоне здания районной администрации, г. Кимры
Участники экспедиции у памятника кимрскому сапожнику на фоне здания районной администрации, г. Кимры


























Домой! Все когда-то заканчивается. Электропоезд «Савелово-Москва», 17 июля 2017 г.
Домой! Все когда-то заканчивается. Электропоезд «Савелово-Москва», 17 июля 2017 г.