• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Итоги и цифры: «Открываем Россию заново»

Факты. Фотографии. Отчеты.

В 2017 в Национальном исследовательском университете «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ) был запущен проект «Открываем Россию заново», который существенно увеличил масштабы студенческих экспедиций - более 10 лет в НИУ ВШЭ успешно реализуется практика полевых студенческих экспедиций, когда группа студентов под руководством преподавателей выезжает в различные населенные пункты России (как правило, небольшие города, поселки) для проведения исследований. Такие экспедиции имеют как образовательные, так и исследовательские цели. Они позволяют студентам лучше узнать страну, в которой они живут, и преодолеть фундаментальный разрыв между теоретическими схемами, усваиваемыми в процессе обучения, и действительностью российской жизни. Кроме того, по результатам экспедиций предлагаются решения для целого ряда практических проблем, стоящих перед российскими регионами и муниципалитетами.
В течение последних двух лет состоялось 105 студенческих экспедиций в 45 российских регионов. В экспедициях приняло участие более 800 студентов и аспирантов и более 140 преподавателей и научных сотрудников. Был собран обширный материал о разных сферах жизни российских регионов, был решен ряд научных и практических задач.

 

Список экспедиций проекта “Открываем Россию заново», состоявшихся в 2017-2018 гг.

№ п.п.

Название экспедиции

Руководитель

Населенные пункты

Сроки экспедиции

Архангельская область

1

Диалектологическая экспедиция в Архангельскую область

Даниэль М.А.

Верхнетоемский район

Июнь 2017 г.

2

Политический анализ и социокультурная трансформация столицы Русского Севера: от "родины Ломоносова" до "ворот в Арктику" (этап 1).

Барандова Т.А.

Архангельская область

Июль, 2018 г.

3

Искусство Русского севера: Каргополье

Кузнецова А.С.

Каргопольский район

Июль 2018 г.

4

Наследие Русского Севера: взаимодействие местной власти и населения Каргополья по сохранению и развитию традиционных форм общественной жизни

Плюснин Ю.М.

Каргопольский район

Май 2018 г.

5

Архангельская земля в эпоху войн и революций: история и память

Новикова Л.Г.

г. Архангельск

Июль 2018 г.

Белгородская область

6

Белгород в годы Великой Отечественной войны: история и память

Сет Франклин Бернстайн

г. Белгород

Август 2018 г.

Брянская область

7

Фольклорно-этнолингвистическая экспедиция на белорусско-русское пограничье

Мороз А.Б.

Злынковский район

Июль 2017 г.

8

Фольклорно-этнолингвистическая экспедиция на белорусско-русское пограничье

Мороз А.Б.

Злынковский район

Июль 2018 г.

Владимирская область

9

Цикл краткосрочных массовых экспедиций-практик для студентов младших курсов бакалавриата «Деятельность органов местного самоуправления поселенческого уровня»

Кордонский С.Г.

г. Киржач

Март-апрель 2017 г.

10

Исследование внедрения новой мониторинговой системы оценки качества образования

Иванова А.Е.

г. Владимир

Апрель 2017 г.

11

VI Осенняя выездная школа «Культурное наследие Северо-Восточной Руси»

Воскобойников О.С.

г. Владимир, г. Боголюбово, г. Суздаль

Сентябрь-октябрь 2017 г.

12

Историческая память, «пространственный поворот» и «новое краеведение» на примере Владимиро-Суздальского ополья

Селин А.А.

Владимирская область

Июль, 2018 г.

13

Жизнь покинувших город на примере поселений родовых поместий

Позаненко А.А.

Владимирская область

Июль 2018 г.

Волгоградская область

14

Промыслы провинции: экономическое поведение населения и регулирующее воздействие государства. Муниципальная власть как заложник конфликта интересов

Кордонский С.Г.

г. Урюпинск и Урюпинский район

Апрель 2017 г.

Вологодская область

15

Искусство Русского севера: Вологда-Кириллов-Ферапонтово

Кузнецова А.В.

г. Вологда, Кириллов, Ферапонтово

Июнь-июль 2017 г.

16

Социально-экономическое положение и безопасность населения в регионах Российской Федерации

Исупова О.Г.

г. Вологда, Тотемский район

Июль-август 2017 г.

17

Историческое, культурное и природное наследие Русского Севера и формы его репрезентации

Дадыкина М.М.

Вологодская область

Июль, 2018 г.

Воронежская область

18

Региональная идентичность и ценностные ориентации молодежи

Еременко М.А.

г. Воронеж

Апрель 2017 г.

19

Промыслы провинции: экономическое поведение населения и регулирующее воздействие государства. Муниципальная власть как заложник конфликта интересов

Кордонский С.Г.

г. Новохоперск и Новохоперский район

Апрель 2017 г.

20

Изучение межконфессиональных и межнациональных отношений в Воронеже и Воронежской области

Кнорре К.Б.

г. Воронеж, Лискинский район

Июнь

2017 г.

21

История развития интернета в регионах

Колозариди П.В.

г. Воронеж

Июнь, 2017 г.

22

Региональная идентичность и имидж региона: историко-культурные и природоохранные механизмы формирования

Куренной В.А.

Лискинский район

Июль

2017 г.

23

Разработка дизайн-проектов реконструкции: Областного дома молодежи и станции юных натуралистов

Немова Н.О.

г. Воронеж

Июль 2017 г.

24

Информационное сопровождение реализации Комплекса мер по реализации Концепции общенациональной системы выявления и развития молодых талантов

Федоров О.Д.

Воронежская область

Ноябрь

2017 г.

25

Региональная идентичность и имидж региона: историко-культурные и природоохранные механизмы формирования

Куренной В.А.

Лискинский район

Июль

2018 г.

26

Формы и способы самовыражения в городском пространстве, город Воронеж

Дыба Е.А.

г. Воронеж

Сентябрь 2018 г.

27

Доступность и качество дополнительного образования в зависимости от территориальных и социальных характеристик школы

Бысик Н.А

г. Воронеж

Август 2018 г.

Ивановская область

28

VI Осенняя выездная школа «Культурное наследие Северо-Восточной Руси»

Воскобойников О.С.

Палех, Лух, Тимирязево, Парское, Васильевское, Иваново, Дунилово/Горицы, Острецово, Вичуга, Кинешма

Сентябрь-октябрь 2017 г.

29

Фольклорная традиция Святого озера (Ивановская область, Южский и Пестяковский районы)

Кувшинская Ю.М.

Южский район

Июль 2018 г.

30

Летняя социологическая практика: современность, память и традиция в малом городе

Максимова А.С.

Белозерский район

Июль 2018 г.

Калининградская область

31

Внеинституциональные и вненациональные факторы трансформации национальной и локальной идентичностей на примере Калининградской области

Порецкова А.А.

г. Калининград, г. Советск

Август 2017 г.

Карачаево-Черкесская Республика

32

Сирийские беженцы в регионах России: проблемы интеграции. Кейс Карачаево-Черкесии

 

Коротаев А.В.

Хабезский район

Июнь-июль 2017 г.

33

Западнокавказская лингвистическая экспедиция НИУ ВШЭ (абазинский язык)

Ландер Ю.А.

а. Инжич-Чукун

Июль 2017 г.

34

Археологические раскопки древних храмов Алании (Нижний Архыз и Сенты)

Виноградов А.Ю.

Архыз

Август 2018 г.

35

Западнокавказская лингвистическая экспедиция НИУ ВШЭ (абазинский язык)

Ландер Ю.А.

а. Инжич-Чукун

Июль 2018 г.

Республика Карелия

36

Новые стратегии туризма: республика Карелия

Куренной В.А.

пгт Чупа

Июль 2018 г.

Костромская область

37

Сельские сообщества и пространства Ближнего Севера России: из прошлого в будущее

Покровский Н.Е.

г. Мантурово и Мантуровский район

Август-сентябрь 2017 г.

38

Подростки в малом российском городе и сельской местности

Александров Д.А.

Костромская область

Август, 2018 г.

Кировская область

39

Народные художественные промыслы г. Кирова и Кировской области

Сувалко А.С.

г. Киров

Сентябрь 2017 г.

Краснодарский край

40

Этнические и конфессиональные факторы формирования идентичности жителей Краснодарского края

Жукова Л.Б.

Краснодар, Белореченск, Усть-Лабинск, Армавир, Лабинск, Урмия

Июль 2017 г.

41

Промыслы Тамани: структура доходов местного населения

Плюснин Ю.М.

Тамань, Темрюк, Анапа

Октябрь 2017 г.

42

Жизненные планы молодежи кубанской глубинки

Оберемко О.А.

Темрюкский район

Октябрь 2017 г.

Ленинградская область

43

Исследование визуальной архитектурной и природной среды города Выборга и парка Монрепо с целью разработки концепции коллекции, разработки авторских принтов для создания ткани и манипуляций с поверхностью на основе собранных фактур

Ключевская М.И.

г. Выборг

Июль 2017 г.

44

Изучение инновационных форм предпринимательской деятельности в сфере социально-культурных инициативы и туризма в Ленобласти

Кузьмина К.А.

Лужский район

Июль 2018 г.

Московская область

45

Социокультурная морфология малого города: акторы, практики, институты

Хестанов Р.З.

г. Дубна

Июль 2017 г.

Мурманская область

46

Арктический проект: новые города и поселения на севере России

Хорт Н.А.

г. Мурманск

Июль 2018 г.

Нижегородская область

47

Этно-конфессиональная экспедиция «Российская провинция – 2018»

Кауркин Р.В

Арзамасский район

Июль 2018 г.

48

Социально-экономические последствия оптимизации местного самоуправления

Моляренко О.А.

Семеновский район

Октябрь 2018 г.

49

Трансформирующее воздействие фактора "места силы" на структуру местного общества

Позаненко А.А.

Дивеево

Ноябрь 2018 г.

50

Социализация учащейся молодежи: роль формальных и неформальных общественных объединений и инициатив

Скокова Ю.А.

Нижний Новгород

Октябрь 2018 г.

Новгородская область

51

Цикл краткосрочных массовых экспедиций-практик для студентов младших курсов бакалавриата «Деятельность органов местного самоуправления поселенческого уровня»

Кордонский С.Г.

г. Ростов Великий

Март-апрель 2017 г.

52

Открываем Великий Новгород

Гиппиус А.А.

г. Великий Новгород

Июль-август 2017 г.

53

НОВГОРОДСКАЯ ОБЛАСТЬ. МЕСТА, СООБЩЕСТВА, ГЕРОИ

Стрепетов А.Ю.

г. Великий Новгород

Август 2018 г.

54

Социальная структура российского провинциального общества

Плюснин Ю.М.

г. Старая Русса, г. Демянск

Ноябрь 2017 г.

Омская область

55

ОМСКАЯ ОБЛАСТЬ. МЕСТА, СООБЩЕСТВА, ГЕРОИ

Стрепетов А.Ю.

г. Омск

Июль 2018 г.

Пермский край

56

Неформальная экономика села и формы сельской самоорганизации

Куракин А.А.

г. Оханск и Оханский район

Август 2017 г.

57

Социальная структура российского провинциального общества

Плюснин Ю.М.

Очерский и Осинский район

Ноябрь, декабрь 2017 г.

58

К древним столицам Земли Пермской (Усолье, Соликамск, Чердынь): изучение историко-культурного наследия

Шестакова Е.Н.

Чердынь, Усолье, Соликамск

Август, 2018 г.

59

Чусовой как проблемный моногород и территория опережающего социально-экономического развития: стратегии выживания населения и муниципальная политика

Крашенинникова Ю.А., Позаненко А.А.

Чусовской район

Сентябрь, 2018 г.

60

Правовые аспекты развития «Умного города» (на примере Перми)

Журавлев М.С.

г. Пермь

Июль 2018 г.

Приморский край

61

Промыслы провинции: жизнеобеспечение населения с помощью ресурсов, неконтролируемых государством

Плюснин Ю.М.

Приморский край

Ноябрь 2018 г.

Псковская область

62

Летняя социологическая практика: основания коллективной жизни в малом городе

Павленко Е.С.

г. Порхов и Порховский район

Июль-август 2017 г.

63

Совместная экспедиция ФОМ и ВШЭ «Псковская область. Места, сообщества, герои»

Кобыща В.А.

г. Псков

Сентябрь 2017 г.

64

О монограде Божьем: градообразующая роль Псково-печерского монастыря в г.Печоры. Исследование православного паломничества

Калгин А.С.

г. Печоры

Август 2018 г.

Республика Адыгея

65

Сирийские беженцы в регионах России: проблемы интеграции. Кейс Республики Адыгея

Коротаев А.В.

г. Майкоп

Июль 2018 г.

Республика Дагестан

66

Социолингвистическая экспедиция в Дагестан

Добрушина Н.Р.

-

Июль 2018 г.

Республика Крым

67

Формирование туристической привлекательности города Керчь

Иванова Н.Л.

г. Керчь

Июль 2018 г.

68

Множественность идентичностей и межкультурные отношения в Республике Крым в контексте исторической памяти

Татарко А.Н.

г. Севастополь

Июнь 2018 г.

Республика Марий Эл

69

Лингвистическая экспедиция НИУ ВШЭ по исследованию горномарийского языка

Толдова С.Ю.

с. Микряково, Горномарийский район

Июль-август 2017 г.

Республика Мордовия

70

Социально-экономические изменения в жизни российского города накануне Чемпионата мира по футболу 2018 г.

Маркин М.Е.

г. Саранск

Июль 2018 г.

Республика Татарстан

71

История развития интернета в регионах

Колозариди П.В.

г. Казань

Ноябрь 2017 г.

Ростовская область

72

Донская земля в эпоху войн и революций: история и память

Будницкий О.В.

Ростовская область

Июль 2017 г.

73

Студенческая археологическая экспедиция «По следам строителей Саркела»

Петрухин В.Я.

г. Цимлянск

Август 2018 г.

Рязанская область

74

Традиции взаимоотношения бизнеса и власти в регионах РФ на примере Рязанской области

Орлов И.Б.

г. Рязань

Май 2018 г.

75

Цикл из 6-ти краткосрочных экспедиций по теме:
«Местное самоуправление в малых городах»

Кордонский С.Г.

Рязанская область, Тверская область, Новгородская область, Калужская область

Апрель 2018 г.

Самарская область

76

Исследование социальной адаптации работников промышленного предприятия в условиях «неопределенной» занятости и риска сокращения (на примере ОАО АвтоВАЗ)

Садыков Р.А.

г. Тольятти

Август 2018 г.

Свердловская область

77

Историческая память в городском ландшафте: практики, тексты, визуальные образы (Екатеринбург и Свердловская область)

Ссорин-Чайков Н.А.

Екатеринбург

Июль 2018 г.

78

Постсоветская повседневность индустриального района: социальные практики и идентичности (на примере района Уралмаш, г. Екатеринбург)

Полухина Е.С.

Екатеринбург

Май 2018 г.

79

Высшее образование в моногородах

Романенко К.Р.

Нижний Тагил, Верхняя Салда

Июль 2018 г.

Смоленская область

80

Цикл краткосрочных массовых экспедиций-практик для студентов младших курсов бакалавриата «Деятельность органов местного самоуправления поселенческого уровня»

Кордонский С.Г.

Гагаринский район

Март-апрель 2017 г.

Тамбовская область

81

Трансформация медиасреды и практик медиапотребления и медиаиспользования в рабочем поселке (кейс жителей пгт Глазок Тамбовской области)

Чумакова В.П.

пгт Глазок

Августа 2018 г.

Тверская область

82

Самоорганизационные процессы в условиях оптимизации государства

Моляренко О.А.

г. Весьегонск и Весьегонский район

Май 2017 г.

83

Традиционная культура Верхней Волги: локальные традиции и повседневный дискурс

Кувшинская Ю.М.

г. Кимры и Кимрский район

Июль 2017 г.

Томская область

84

Изучение истории интернета в регионах России

Колозариди П.В.

Томск, Арзамас, Переславль-Залесский

Июнь-сентябрь 2018 г.

Тульская область

85

«Хранители времени» (литературная экспедиция в музеи Тульской области)

Кучерская М.А.

Ясная Поляна

Июль 2018 г.

Тюменская область

86*

История развития интернета в регионах

Колозариди П.В.

г. Тюмень

Сентябрь 2017 г.

Удмуртская Республика

87

Причины высокого уровня оттока населения из Удмуртской Республики

Карачурина Л.Б.

Можгинский район

Июль 2018 г.

88

Ресурсные центры Удмуртской Республики: анализ системы

Милкус А.Б.

г. Ижевск

Сентябрь 2018 г.

89

Ревитализация удмуртской культуры как форма политического протеста молодёжи

Коротаев А.В.

Воткинский район

Август-сентябрь 2018 г.

90

Удмуртия: Между христианством и язычеством. Изучение современной этнорелигиозной ситуации в регионе

Жукова Л.Е.

Глазовский район, г. Ижевск

Июль 2018 г.

91

Сарапул: ремесла и туристическая индустрия в современном индустриальном городе

Кобыща В.В.

г. Сарапул

Сентябрь 2018 г.

Ульяновская область

92

Точки кипения: формирование сообществ в регионах, г. Ульяновск

Гудова Е.А.

г. Ульяновск

Сентябрь 2018 г.

Ханты-Мансийский Автономный округ

93

Лингвистическая экспедиция НИУ ВШЭ по исследованию хантыйского языка

Толдова С.Ю.

ХМАО

Август 2018 г.

Чувашская Республика

94

Экспедиция по изучению верхового диалекта чувашского языка (малокарачкинский говор)

Холодилова М.А.

Чувашская республика

Июль-августа 2018 г.

Чукотский Автономный округ

95

Экспедиция по документированию чукотского языка

Волков О.С.

п. Амгуэма

Август 2018 г.

Ярославская область

96

VII Осенняя выездная школа «Историко-культурное наследие Северо-Восточной Руси»

Масиель Санчес Л.К.

Ярославская область

Сентябрь 2018 г.

97

Изучение правовой культуры прихожан мечетей Ярославской области

Шедов Д.В.

г. Ярославль

Сентябрь 2018 г.


Нововведение 2018 года - участие в конкурсе региональных кампусов НИУ ВШЭ. Всего на конкурс поступило 72 заявки на 78 экспедиций (несколько заявок предусматривали 2 или 3 выезда). 10 заявок поступило из Санкт-Петербурга, 1 заявка из Нижнего Новгорода, 2 заявки из Перми. Из поступивших 3 заявки были межкампусными, т.е. предусматривали участие студентов и преподавателей как московского, так и регионального кампуса.
Целевыми регионами для проведения экспедиций 2018 года были Воронежская область, Удмуртская Республика, Пермский край, Нижегородская область. Совместные экспедиции проводились с Фондом «Общественном мнение» (2 экспедиции – в Омскую область и Новгородскую область) и Агентством стратегических инициатив (в Ульяновскую область). В экспедициях 2018 года приняло участие более 800 студентов и более 100 преподавателей и научных сотрудников. Всего за два года студенческие экспедиции посетили 42 региона.
В 2019 году университет планирует провести 80 студенческих экспедиций в российские регионы, а к 2020 году предполагается ежегодно проводить не менее 100 экспедиций.


Фрагменты содержательных отчетов руководителей экспедиции

 

Постсоветская повседневность индустриального района: социальные практики и индентичности (на примере района Уралмаш, г. Екатеринбург), 28.04-10.05.2018

В результате проведенного экспедиционного исследования каждый из студентов овладел практическими навыкам проведения качественного полевого исследования на территории индустриального района. Таким образом, каждый из студентов:

  • занимался разработкой проектной документации (гайд интервью), изучал онлайн сообщества района и разрабатывал точки доступа в поле; 
  • овладел навыками ведения дневника исследователя - техника создания насыщенного описания социальных практик жителей индустриального района; 
  • собирал фотоматериалы с описанием материальной культуры района Уралмаш; 
  • проводил интервью с жителями района (с заполнением банка информированного согласия, ментальных карт района) ;
  • участвовал и выступал в регулярных семинарах и собраниях по экспедиционному проекту; 
  • посетил три научно-образовательные экскурсии в районе Уралмаш и 1 экскурсию в музее Ельцин центра; 
  • подготовил и выступил с итоговой презентацией по экспедиции на семинаре ЕАСИ 10 мая. 

В итоге, студентами в рамках экспедиции было реализовано многоаспектное изучение социальных практик и идентичностей жителей района Уралмаш через оптику 4-х зонтичных тем 1. культурных инициатив и районных практик (Н. Сичкарь); 2. женских практик (Я. Багина); 3. мужских практик (Д. Лебедев, М. Бавин); 4. практик общественного питания (А. Хузина, А. Барышникова). Мы пришли к выводу о множественной идентичности жителей района Уралмаш, которая еще находится на стадии формирования в постсоветском контексте. Краткие итоги нашей экспедиционной команды были озвучены на семинаре 10 мая Постсоветская повседневность индустриального района: предварительные результаты полевой экспедиции
Так студентка Наталья Сичкарь исследовала коллективные практики и культурные инициативы жителей Уралмаша. Ею было показана краткое видео, которое она создала из части собранных материалов. На показанном Натальей видео жители района Уралмаш праздновали День Победы, проводили субботник и вместе гуляли по улицам. Документальные кадры Натальи показали, что коллективные практики по-прежнему являются актуальным способом времяпрепровождения жителей района, особенно в майские праздники. Многие из этих инициатив напоминают традиции советского периода.
Студентки Анна Барышникова и Альбина Хузина рассмотрели практики общественного питания в районе Уралмаш. В основном, по наблюдениям студентов- исследователей, уралмашевцы предпочитают питаться дома, редко посещая кафе и рестораны. Они считают последние скорее местами общения, а не приема пищи. Студентки описали разные типы мест питания среди которых те, что позволяют «просто поесть» (около популярных мест скопления «не-местных» - автосалон у белой башни и здание с обилием точек продаж рядом с УЗТМ на Машиностроителей 19), «бюджетные» и «более дорогие» районные места питания, а также «городские и международные сети», которые располагаются около выходов районных метро.
Повседневные практики жительниц Уралмаша изучала студентка магистратуры Яна Багина. Она поняла, что существует 2 типа жительниц. Первые - это те, кто предпочитают находиться в пределах своего района и считающие его приятным, самодостаточным и воспринимаемым как отдельный «город» или «деревня» и, наоборот, вторые - любители выбраться в центральный район города, что характерно для более молодого поколения студентов.
Нашей группой были исследованы и мужские повседневные практики. Студенты Максим Бавин и Даниил Лебедев изучали три вида локаций, показавшихся им изначально многообещающими для поиска «мужских» групп: спортивные площадки, пивные бары и гаражи. Пивные и спортивные места оказались менее бесперспективными направлениями. Районные точки продаж пива не предусматривают возможность общения (бар, паб), а продают напитки на вынос. Спортивные площадки оказались местом деятельности спортклубов. Наиболее удачным для наблюдений стало наблюдение гаражей. Оказалось, что мужчины используют гараж не только как место хранения автомобиля, но и как мастерские, места проведения «мужского» досуга.
К удивлению исследователей, в районе Уралмаш много мужчин было обнаружено гуляющими с детьми, что говорит о тренде на «вовлеченное отцовство», а с другой стороны, возможно, сообщает и о границах рынка труда, куда могут быть вовлечены женщины семьи. Довольно популярной мужской практикой было распитие спиртных напитков, что мы объясняем периодом майских праздников и временем начала весны.
В целом, за время экспедиции руководителями и студентами были собраны уникальные визуальные материалы о быте и социальной жизни индустриального района Уралмаш в постиндустриальное время. Материалы представляют несколько сотен фотографий о материальной культуре района, дворовой жизни домов разного типа (от деревянных бараков до новостроек), гаражей, общественных мест (парки, бульвары), районных практик, коллективных действий, праздников. Фотографии дополняются ментальными картами района, нарисованными жителями района (проективная методика во время интервью).
Нами подана заявка на пост-продакшн проект Повседневность индустриального района в оптике визуальных данных. Он предполагает выпуск визуальных продуктов по результатам нашей экспедиции. В итоге, мы планируем представить 2 формата визуальных данных – развивать наш сайт и подготовить исследовательский фильм. Оба продукта нацелены на трансляцию результатов экспедиции для широкой аудитории. Полученные визуальные материалы позволят наглядно представить социальную жизнь и материальную культуру индустриального района в постиндустриальное время.

 

«Высшее образование в моногородах (Екатеринбург и Свердловская область)», 16.04-25.04.2018

Цель экспедиции была поставлена следующим образом: разобраться, какую роль вузы играют в городах, где базовое предприятие доминантно определяет экономическую ситуацию и социальное развитие города.
Для ее реализации научная повестка экспедиции разделилась на два трека. Исследование, проводимое в рамках первого направления, было посвящено взаимодействию высшего образования, индустрии и города. В рамках второго направления участники экспедиции попытались проследить образовательные и профессиональные траектории молодежи и увидеть в них место местных вузов.
В зависимости от текущих задач экспедиции студенты работали по подгруппам. Итоговое расписание и содержание экспедиции выглядело следующим образом:
День 1. Установочный семинар. Семинар «Что такое моногород». Разбор тестовых заданий.
День 2. Встреча с Кокшаровым В.А., ректором УрФУ им. Б. Н. Ельцина, и Сандлером Д. Г., проректором по экономике и стратегическому развитию. Знакомство с командой научно-исследовательской лаборатории по проблемам университетского управления УрФУ Посещение Центра механообработки, Образцовой фабрики (проект с Маккинзи и Объединенными машиностроительными заводами), Центра нанотехнологий УрФУ Проведение интервью со студентами, которые приехали учиться в УрФУ, УрГЭУ и УрГУ из моногородов Свердловской области.
День 3. Проведение интервью со студентами Технического университета УГМК, преподавателями Технического университета УГМК, начальником управления подготовки персонала УГМК-Холдинга, молодыми специалистами УГМК-Холдинга (Верхняя Пышма). Проведение интервью со студентами на фестивале Вузпромфест (Екатеринбург). Проведение интервью со студентами УрФУ (родом из моногородов) и с работодателями Екатеринбурга и Свердловской области на HR-конференции и фестивале «Весна карьеры» (Екатеринбург).
День 4. Проведение интервью со студентами Нижнетагильского технологического института. Проведение интервью со школьниками из профильных классов Нижнетагильского технологического института. Проведение интервью с директором и преподавателями Нижнетагильского технологического института. Проведение интервью с председателем городской думы Нижнего Тагила. Проведение интервью с молодыми специалистами компании Евраз. Проведение интервью с сотрудниками кадровой службы компании Евраз.
День 5. Проведение интервью с молодыми специалистами ПАО "Корпорация ВСМПО-АВИСМА". Проведение интервью с с сотрудниками кадровой службы и базовой кафедры УрФУ в ПАО "Корпорация ВСМПО-АВИСМА". Проведение интервью со студентами филиала УрФУ в Верхней Салде. Проведение интервью с директором и преподавателями филиала УрФУ в Верхней Салде. Дни 6 и 7. Выходные. Проведение интервью со студентами, которые приехали учиться в УрФУ, УрГЭУ и УрГУ из моногородов Свердловской области, в Екатеринбурге в свободном режиме.
День 8. Проведение интервью с молодыми специалистами ПНТЗ (Первоуральского новотрубного завода) и одновременно – студентами базовых кафедр УрФУ и РГППУ на территории завода. Проведение интервью с преподавателями и сотрудниками образовательного центра ПНТЗ. Проведение с руководителями образовательных программ образовательного центра ПНТЗ. Проведение интервью со специалистами кадрового отдела ПНТЗ. Проведение интервью со студентами, которые приехали учиться в УрФУ, УрГЭУ и УрГУ из моногородов Свердловской области, в Екатеринбурге. Проведение интервью с профессором Нижнетагильского государственного социально-педагогического института.
День 9. Проведение интервью со студентами филиала УрФУ в Каменске-Уральском. Проведение интервью с директором и преподавателями Политехнический институт в Каменске-Уральском. Знакомство с программами дополнительного образования в Политехнический институт в Каменске-Уральском.
День 10. Проведение интервью с проректором Уральского государственного горного университета в Екатеринбурге Проведение интервью с кураторами Уральской индустриальной биеннале. Проведение интервью со студентами, которые приехали учиться в УрФУ из моногородов Свердловской области. Подведение итогов экспедиции.
За экспедицию было собрано более 100 полноценных интервью, которые в настоящий момент обрабатываются и систематизируются. По итогам работы двух исследовательских направлений планируются следующие академические статьи: а) статья о типах взаимодействия университета и производства на примере пяти кейсов в Свердловской области, б) статья о нестандартных траекториях выбора абитуриентами университета и города. Запланированы также 1 публицистическая статья с основными результатами проекта, 1 фоторепортаж, а также выставка с фотографиями, цитатами, видеофрагментами об основных результатах экспедиции.

 

Традиции взаимоотношения бизнеса и власти в регионах РФ на примере Рязанской области, 19.04-28.04.2018

На пленарной сессии представители субъектов ЦФО поделились опытом поддержки МСП, совершенствования контрольно-надзорной деятельности и цифровизации бизнеса. В частности, представитель органов исполнительной власти Курской области рассказал о местной практике развития социального предпринимательства, а также поделился успехами а в области поддержки малого бизнеса.
Об использовании технологий на примере сельскохозяйственной отрасли поделился докладчик от Калужской области, где создана система мониторинга земель сельскохозяйственного назначения с использованием дронов для контроля земель с воздуха. Представитель от Москвы поведал участникам пленарки о необходимости повышения квалификации самих контролеров и собственном опыте в данной области. Почти все выступающие отмечали важность проводимой конференции в качестве площадки для обмена опытом и лучшими практиками. В тоже время подчеркивалась необходимость ухода от излишне формализованных форматов, и звучал призыв к появлению креативности и инициативы.
После пленарной сессии участники конференции и вместе с ними члены нашей экспедиции разошлись по круглым столам с более узкой и практико-ориентированной тематикой. Так, на круглом столе под названием «Проблемы внедрения риск-ориентированного подхода в контрольно-надзорную деятельность на региональном уровне» обсуждались вопросы анализа рисков и управления ими при принятии тех или иных государственных решений.
В ходе круглого стола постоянно завязывалась активная дискуссия. Хотя, по нашим наблюдениям, «федералы» в лице представителей Минэкономразвития и региональные чиновники и бизнесмены в ряде случаев не слышали друг друга. Что касается второго круглого стола “Ход реализации и предварительные результаты приоритетных региональных проектов по развитию МСП”, в рамках которого отчитывались представители всех областей ЦФО, то можно отметить наиболее распространенные практики поддержки малого и среднего бизнеса, а именно: создание промышленных парков, финансовое субсидирование, развитие МФЦ по принципу “одного окна”, развитие МСП в моногородах, поддержка коворкинг-центров и центров инжиниринга.
Первая часть круглого стола представляла собой презентацию достижений регионов в сфере развития МСП, тогда как во второй части дискурс сместился в сторону анализ предполагаемых мер по увеличению удельного веса МСП в ВРП. Однако, если представители Министерства экономического развития больше говорили о необходимости операционализации KPI и про конкретные текущие показатели, то представители регионов предпочитали говорить о перспективных показателях. Отчасти это объясняется тем, что на конференции в большинстве своем присутствовали именно чиновники, в то время как региональный бизнес был представлен в меньшей степени.
В продолжение тематики первого дня конференции было проведено четыре круглых стола, посвященных вопросам контрольно-надзорной деятельности, развитию малого и среднего бизнеса и цифровизации государственного управления. На секции “Проблемы внедрения новых инструментов профилактики в контрольно-надзорную деятельность на региональном уровне”, проведенной в формате круглого стола, выступавшие представители Минэкономразвития единодушно отмечали, что запреты, ограничения и односторонняя надзорная деятельность неэффективны.
Не ограничившись критикой сложившихся механизмов контрольно-надзорной деятельности, участники федерального Центра предложили креативные практики, основанные на более неформальных способах коммуникации. Например, создание общего чата с представителями подконтрольных субъектов в Telegram. С другой стороны, в качестве примера эффективных практик выступавшие ссылались на опыт СССР в области профилактических мер в этой области. Высказывались опасения, что избавление от нарушителей не увеличит количество законопослушных субъектов.
Получается, что сейчас нормы регулирования пишутся с акцентом на устранения группы нарушителей, когда нужно больше внимания уделять тем организациям и гражданам, поведение которых говорит об их стремлении соблюдать предъявляемые им требования. Звучали предложения об интерактивных формах размещения информации о том, каким нормам и как нужно следовать.
На круглом столе под названием «Сервисная модель развития МСП. Центры оказания услуг «Мой бизнес». Платформа знаний и сервисов для бизнеса» обсуждался опыт регионов в создании специальных сервисов по аналогии с МФЦ для нужд бизнеса. По мнению выступавших представителей Минэкономразвития, данная система должна базироваться на трех составляющих: 1) объединении интересов предпринимателей, органов власти, банков, организаций инфраструктуры и МФЦ; 2) типовых документах для всех сторон процесса в каждом регионе для четкого понимания единых «правил игры» и функций сторон; 3) контроле качества работы модели от Минэкономразвития до общественных организаций.
В рамках данной программы на базе банков и институтов развития предпринимательства создаются центры «Мой бизнес», призванные способствовать сокращению издержек бизнеса, получению более качественных услуг, росту прозрачности государственного управления и т.п. В итоге была создана бесплатная платформа для предпринимателей, собравшая в себе множество курсов, книг и материалов, включая раздел «Академия провалов», обобщившем материалы о типичных ошибках в организации бизнеса и способах их преодоления.
В Рязанской области было принято решение изменить формат предоставления государственных услуг малому и среднему бизнесу в связи с высокой загруженностью МФЦ и большой долей спроса на услуги со стороны МСП (1/6 от всех запрошенных услуг). Для этого в марте 2018 года было открыто 3 центра «Мой бизнес» на базе Сбербанка, ПриоВнешторгбанка и Центра поддержки предпринимательства. Здесь предприниматели могут не только получить определенные государственные услуги, но и консультацию по многим волнующим бизнес вопросам. В ходе дискуссии представители банков рассказали о собственных инициативах по развитию малого бизнеса.
В частности, представитель «Прио-Внешторгбанка» рассказал о проведенных в Сасово и Касимове встречах начинающих предпринимателей с уже состоявшимися бизнесменами. Представитель проекта «Деловая среда» от Сбербанка поведал о медийной части образования предпринимателей: в рамках проекта была выпущена и распространена серия с тематических роликов по наиболее распространенным ошибкам бизнеса на примере реальных ситуаций, с которыми сталкивались конкретные предприниматели.
Секция «Цифровизация государственного управления: приземляя территорию. Общероссийская повестка и проблемы развития регионов» также была проведена в формате круглого стола. На этой секции обсуждалось введение нового государственного раздела “Цифровая экономика”, а также вопросы обучения сотрудников, нормативных разработок и ожиданий от цифровизации. В частности, прозвучали предложения о подготовке онлайн-курсов и других интерактивных программ по практическим темам: “Как открыть кафе и получить франшизу на торговлю алкоголем”, “Как открыть салон красоты” и т.п.
Выступление представителя Рязанской области наглядно показало, что региональные чиновники готовы к конструктивной дискуссии с представителями федерального Центра. Обсуждение вопросов цифровизации, помимо очевидных преимуществ, выявило и перекосы в структуре расходов на эти нужды. Так, лишь около 10% сметы занимает необходимый софт, еще 20-30% уходит на обучение чиновников и персонал работе с данной системой. Остальные же деньги тратятся на освещение и популяризацию сервиса среди потенциальных клиентов. В качестве примеров были рассмотрены сферы здравоохранения, образования и "умного города".
В частности, большой прорыв был сделан в сфере телемедицины. Документ о легализации удаленных консультаций готов, но нужно больше актов, позволяющих дальше развиваться в этой сфере. Сегодня рассматривались темы цифризации экономики в регионах и развития центров оказания услуг бизнесу в Рязанской области. Оба мероприятия носили характер «круглого стола», где выступления между основными выступающими были разделены примерно поровну, и также могли выступать дополнительно любые желающие со своими взглядами на данные вопросы и примерами. Звучали предложения о необходимости учета специфики некоторых отраслей и структур власти. Так, если в Москве информатизация коснулась абсолютного большинства оказываемых услуг, то в Ярославской области цифровизация коснулась лишь органов региональной власти, в то время как на уровне муниципалитетов она отсутствует.
Представители Минэкономразвития высказывали сожаление, что до сих пор региональные власти не осознали того факта, что цифровизация госуправления направлена на установление качественно нового подхода к процессу принятия управленческих решений и взаимодействию органов власти с гражданами. Данная программа реализуется регионами не осмысленно, а по указаниям федеральных органов. К сожалению, участники круглого стола, представлявшие свои регионы, наглядно подтвердили мысль о незаинтересованности региональных институтов в цифровизации, особенно в том формате, в котором она проводится.
Также в рамках конференции прошел круглый стол на тему «Оценка влияния принимаемых на федеральном уровне проектов нормативных правовых актов на развитие регионов и их расходные обязательства». Во время обсуждения был поставлен вопрос о необходимости участия субъектов РФ в нормотворческом процессе, а особое внимание было уделено IT-ресурсам, с помощью которых государственные органы субъектов РФ смогут доносить свои предложения до федерального уровня.
В рамках круглого стола были также оглашены первые результаты работы за март 2018 года: на портале было размещено 20 проектов, часть которых получили широкий отклик со стороны субъектов РФ. Судя по задаваемым вопросам, ряд представителей регионов ЦФО в большей степени ориентировались на устоявшуюся практику штрафов и тарифную политику. Впрочем, в выступлениях представителей других регионов были озвучены не только технические вопросы оценки регулирующего воздействия, но и форматы взаимодействия с бизнес-ассоциациями и обратной связи с федеральными органами, в том числе, по вопросам обсуждения уже действующих НПА.
Вопреки ожиданиям, на завершающей пленарной сессии не сложилось ни "единого фронта" региональных спикеров, ни однозначного понимания стоящих задач между федеральными и региональными чиновниками. Тем не менее, опыт проведения подобных конференций вполне позитивен, если рассматривать его как площадку диалога и формирования общих принципов взаимодействия власти, бизнеса и общественных организаций на разных уровнях.
За время проведения экспедиции было собрано 20 интервью с чиновниками из Администрации Рязанской области, с руководством и представителями региональных бизнес-ассоциаций, бизнесменами и экспертами (историки, социологи, филологи, краеведы, журналисты). Выбор интервью в качестве метода сбора данных, был обусловлен тем, что пул подготовленных вопросов был весьма всеобъемлющ, включающий 3 блока: идентификация респондента с регионом, положение респондента в регионе, каналы взаимодействия и коммуникации с другими акторами. Гайды были подготовлены для 3-х групп респондентов: госслужащих, бизнесменов и экспертов. Гайды были неструктурированные, с применением метода прямой воронки. Отбор респондентов производился двумя способами: 1) интервью с представителями властной и предпринимательской элиты, 2) метод снежного кома (респонденты указывали на лидеров мнения и давали их контакты).
К методам сбора данных можно отнести 5 круглых столов и фокус-групп, организованных участниками экспедиции: с РСПП, Деловой Россией, Опорой России, Торгово-промышленной палатой и экспертным сообществом региона, занимающим ведущие позиции в региональной академической среде. Формат круглого стола был эффективен по нескольким причинам: во-первых, респонденты относились с большим доверием к исследовательской группе, поскольку были в привычном окружении; во-вторых, во время обсуждений наблюдалось столкновение дискурсов, разных позиций, что позволяло расширить исследовательское поле. Модерирования круглых стол проводилось руководителями и консультантами экспедиции, что позволяло во время обсуждения ограничивать поле изучения.
Третий метод сбора данных, используемый во время экспедиции, онлайн анкетирование. Данный метод использовался для опроса студенческой среды, однако были подготовлены анкеты и для бизнес-сообщества (в частности, для членов Опоры России - представителей малого и среднего бизнеса). Анкетирование позволило увеличить охват респондентов, что повысило валидность исследования благодаря расширенному полю взаимодействия. Однако стоит отметить, что прямой контакт с респондентами давал больше материалов для исследования, поскольку ответы были более развернутые. В ходе исследования было собрано порядка 60-ти онлайн-анкет. В настоящее время процесс онлайн-анкетирования еще не завершен.
Методы обработки собранных данных и материалов СМИ: качественный контент-анализ и дискурс-анализ. Для изучения региональной прессы был применен качественный контент-анализ: региональный издания были изучены на предмет выявления повестки дня. Фокусом изучения стала именно региональная проблематика.
Контент-анализ региональной прессы и интернет-порталов позволил сделать ряд выводов:
• информационная повестка в регионе носит негативный характер (освещение материалов происходит через призму проблем);
• наиболее часто освещаемые проблемные зоны: дороги, коррупция, безработица;
• негативное отношение к бизнесу: предпринимательство приносит мало рабочих мест и имеет низкий уровень социальной ответственности;
• слабое освещение региональных трендов. Вторым методом анализа, примененного к материалам полевого исследования, стал метод дискурс-анализа. Дискурс-анализ интервью и материалов круглых столов позволил выявить основные точки дискурсивного противостояния между федеральной и региональной властью, политической элитой и бизнес акторами. Анализ позволил получить следующие результаты:
• существует разрыв между федеральной и региональной властью, что подтверждается повесткой и обсуждением на форумах (диалог между группами отсутствует, регионы не успевают за федеральными изменениями);
• отсутствует полноценный диалог между бизнесом и властью. Респонденты указывают на формализацию диалогового пространства, отсутствие институциональных площадок с «понятными и логичными» правилами игры;
• бизнес (особенно крупный) отделяет себя от власти, считая, что без вмешательства государства станет больше возможностей для реализации потенциала;
• бизнесмены указывают на отсутствие обратной связи между деловым пространством и властными структурами;
• по мнению респондентов, для ведения бизнеса следования правилам недостаточно, поскольку прибыль зависит от заинтересованных лиц.
Ключевые акторы Рязанской области При изучении экономической, политической и научной элиты в Рязанской области использовалось 2 подхода: позиционный (выявление ключевых постов) и репутационный (актор, принимающий решение и способный отклонить / решить проблему). Еще на подготовительном этапе исследования было выделено несколько таких ключевых позиций:
- губернатор;
- вице-губернатор;
- региональные министры (прежде всего, экономический и промышленный блок);
- руководство "большой четверки" бизнес-ассоциаций;
- руководители Общественной палаты;
- научно-экспертное сообщество (прежде всего, профессора Рязанского государственного университета им. С.Есенина).
По предварительной оценке, именно данные группы были, во-первых, активно вовлечены в региональный политический процесс; во-вторых, являлись лидерами мнений. Но в ходе исследования градация ведущих "игроков" была несколько изменена. Почти все респонденты указывали на высокое влияние губернатора на политический процесс, но одновременно нивелировали его значение перед федеральной властью. Подобная тенденция существует и потому, что сохраняется (пусть и сокращающееся с каждым днем) недоверие к Н.В. Любимову как назначенцу со стороны.
Недоверие подкрепляется общей тенденцией негативного восприятия команды губернатора. Однако, примечательно, что недоверие связано не с персональным неприятием, а с общим недоверием к приезжим: «Мы здесь родились и здесь живем, они же побудут тут какое-то время, заработают деньги и уедет». Следуя градации игроков стоит отметить, что роль вице-губернатора является знаковой. Респонденты считают, что И.М. Греков способен существенно повлиять на скорость принятия решений. Министры в иерархии принятия решений играют значимую роль для среднего и малого бизнеса. Тогда как крупный бизнес позиционирует себя отстраненно от региональных властей.
В результате полевого исследования было выявлено еще несколько акторов, степень влияния которых сопоставима с региональными министерствами - прокуратура и налоговая служба. При этом, в отличии от прокуратуры, налоговая служба является главным объектом критика для рязанского бизнеса. По предпринимателей, проблема состоит не только в повышенных налоговых ставках региона, но и в многочисленных внебюджетных отчислениях и бюрократической структуре оформления документов. Бизнес-ассоциации имеют больше значение для регионального бизнеса по нескольким причинам: юридическая поддержка бизнесменов; консолидированное противостояние против сложившихся правил и норм; взаимный обмен опытом; реальный успешный опыт борьбы с политическими решениями. Экспертное сообщество имеет большое влияние во многом потому, что оно сконцентрировано в учебных учреждениях, активно влияя на формирование системы ценностей и представлений об эффективности / неэффективности региональной политики.
Диалог с «большой четверкой». Сегодня участники экспедиции познакомились с деятельностью регионального отделения одной из ассоциаций «большой четверки» - ОПОРЫ РОССИИ. На встрече с руководством Рязанского отделения, прошедшей в формате бизнес-завтрака, председатель регионального бизнес-объединения Кибальникова Людмила Викторовна рассказала об основных задачах, которые ставит перед собой и решает ассоциация в тесном сотрудничестве с органами местной власти. Особую роль Людмила Викторовна отвела таким механизмам продвижения интересов МСП, как участие в общественных советах, экспертных комиссиях и комитетах при региональных исполнительных органах власти. На примере решения вопросов с налогообложением бизнеса она также поведала об эффективном взаимодействии с «Единой Россией» и использовании административного ресурса министерства экономики области. В ходе дискуссии, в которой приняли участие члены правления ОПОРЫ РОССИИ, были затронуты вопросы участия ассоциации в реализации проектов социальной направленности на региональном и городском уровнях, в частности, организации тематических городских праздников и фестивалей.
После общей встречи сотрудники лаборатории и студенты направились «в поле» интервьюировать владельцев малого и среднего бизнеса, являющихся членами «ОПОРЫ РОССИИ» и представляющих самые различные отрасли: от банковского сектора до мебельного бизнеса, от рынка недвижимости до здравоохранения. Перечень интересующих нас вопросов был широк: участников экспедиции интересовал взгляд бизнеса на развитие региона в целом, сложившиеся в нем культурные и предпринимательские традиции, формы взаимодействия с властями, каналы продвижения своих интересов в государственных и общественных структурах. Эти живые беседы, в которые часто перерастало интервью, позволили составить общее представление о мнении бизнесменов по разным вопросам, включая препятствия развитию предпринимательской инициативы и социальную ответственность бизнеса.
Состоялась и встреча в Рязанском отделении РСПП, где директора крупных предприятий города и области единодушно отметили, что каналы продвижения своих интересов у крупного бизнеса сложились давно и функционируют стабильно. Смена власти в регионе не оказывает на них какого-либо значительного влияния в силу того, что в большинстве своём они в большей степени взаимодействуют с федеральными институтами. Участники круглого стола полагают, что скорее областные власти нуждаются в поддержке крупного бизнеса, нежели наоборот. В то же время выступавший отметили в последние годы крупный бизнес испытывает трудности из-за сокращения производственных мощностей.
Болезненной является и проблема несоблюдения сроков оплаты по государственному заказу. В предпоследний день экспедиции ее участники встретились с представителями рязанских отделений «Деловой России» и Торгово-промышленной палаты. Глава регионального отделения "Деловой России" Владимир Валентинович Моторжин уверен, что общение власти с бизнесом, к сожалению, носит несколько односторонний характер. Конечно, в последнее время в регионе стали проводиться форумы с участием представителей бизнес-сообщества, однако у предпринимателей не всегда есть возможность выстроить систему обратной связи по затрагиваемым вопросам. С одной стороны, перевод ряда форматов взаимодействия в заочную форму – примета времени. Но с другой стороны, бизнес теряет интерес к такого рода коммуникации из-за отсутствие живого общения.
Также Владимир Валентинович посетовал на отсутствие единого реестра хозяйствующих субъектов региона и на низкую информированность бизнеса по вопросам изменения законодательства. В ходе круглого стола члены ассоциации отметили и ряд типичных проблем, в частности, особые требования к продукции в рамках госзакупок, позволяющие перераспределять ресурсы в пользу «своих» компаний. Болезненным для бизнеса по традиции является и вопрос налогов и особенно неналоговых платежей. Причем, по мнению выступавших, именно последняя сфера закрыта для общественного контроля и влияния. Так, не нашло поддержки в областной администрации идея создания перечня не налоговых платежей.
Что касается молодых предпринимателей, то в ходе дискуссии были отмечены основные препятствия развитию молодежного бизнеса: высокие пороги для входа в отрасль для начинающих предпринимателей, отсутствие льгот и преференций, которые помогли бы им встать на ноги. По мнению участников встречи, основной социальной функций бизнеса является нормализация среды вокруг себя. А все остальное они рассматриваю как механизм взимания с бизнеса дополнительных средств.
Теплый прием встретили участники экспедиции и в Рязанской торгово-промышленной палате. В рамках встречи президент ТПП Татьяна Васильевна Гусева вместе со своими заместителями Евгением Сорокиным и Александром Яшкиным рассказали об истории создания Палаты, нелегких 1990-х глжах, вынужденной коммерческой деятельности и пикетировании Областной думы в начале 2000-х годов и активном отставании интересов бизнеса в последние годы. При этом представители Рязанской ТПП постоянно подчеркивали, что объединение, насчитывающее более тысячи добровольных членов, "лоббирует" исключительно экономические интересы и старается, по возможности, действовать вне политической поля.
Одна из крупнейших в России Торгово-промышленных палат ориентирована, в первую очередь, на решение системных проблем бизнеса. В частности, региональная ТПП не раз защищала рязанский бизнес от давления естественных монополий. Наглядным примером является борьба Палаты против скрытого роста тарифов на электроэнергию со стороны крупной энергетической компании. Отдельного внимания заслуживает региональная социальная программа «Забота», реализуемая совместно с малым и средним бизнесом области. Основная цель данного проекта заключается в предоставления незащищенным слоям населения возможности приобретать товары и получать услуги по сниженным ценам при сохранении качества приобретаемого товара или предоставляемой услуги. Масштабы программы поражают: на сегодняшний день более 200 предпринимателей представляют льготы 18 категориям населения. По словам Татьяны Васильевны, ежедневно волонтеры оформляют порядка 40 социальных карт программы. При этом принять участие в проекте могут только местные компании.
Участники встречи наглядно показали, что участие в данном проекте выгодно не только населению, но и бизнесу: во-первых, растет доверие к таким компаниям со стороны местных жителей; во-вторых, расширяется их клиентская база, что хоть и не значительно, но увеличивает их прибыль (в среднем на 5%). Но главное, что у предпринимателей появляется возможность реализовать свою потребность в реализации социальной функции. При этом соблюдение участниками требований программы жестко контролируется: при их нарушении компании предпринимателей исключается из программы.
Воинские, культурные и предпринимательские традиции Рязанской области Анализ рязанских СМИ (Приложения № 1 и № 2) показал, что новостям культуры уделяется значительное внимание, по доле в общем числе публикаций (15-20%) сопоставимое с другими типичными разделами изданий общей направленности. Жители Рязанской области гордятся исторически сложившимися особенностями своей региональной культуры, масштабно отмечают народные праздники. Исходя из публикаций в региональных новостных порталах, Рязанская область часто становится центром проведения различных международных, общероссийских, межрегиональных социально-культурных мероприятий и акций. Наиболее масштабные из них: международный фестиваль кукольных театров «Рязанские смотрины», международный фестиваль гончаров, всероссийский праздник есенинской поэзии, театрализованный праздник «Битва на Воже», всероссийский фестиваль народного творчества имени А.П. Аверкина.
Кроме того, очевидна направленность региона на патриотическое воспитание школьников, изучение ими истории области и отдельных ее районов. Большое внимание уделяется проведению различных конкурсов, направленных на выявление талантливых и одаренных детей в регионе, развитие их творческого потенциала. На третий день участникам экспедиции выпала возможность посетить Рязанский государственный университет им. С. Есенина, где специально в рамках культурной программы согласился провести лекцию коренной рязанец, доктор исторических наук, профессор Петр Владимирович Акульшин. Лектору выпала непростая задача – рассказать о развитии территории нынешней Рязанской области с древних времен и по сегодняшний день с акцентом на истории развития бизнеса и его взаимоотношений с местными властями. Однако Петр Владимирович блестяще справился с поставленной задачей, ни на минуту не потеряв внимания слушателей.
Общая логика лекции, очень скоро превратившейся в беседу, выстраивалась через историю многовекового развития военных и казачьих, торговых и предпринимательских, культурных и благотворительных традиций, дачного, туристского и кулинарного брэнда региона. Лектор на ярких примерах показал, как из промыслов и кустарного производства вырастали мануфактуры (в том числе, первое в России производство булавок и иголок) и фабрики, зарождалось российское кораблестроение и сахароварение. Профессор Акульшин раскрыл отличительные черты дворянского, купеческого и крестьянского предпринимательства, остановился на специфической культуру дворянских имений, в которых зарождались инновационные для своего времени традиции пития чая и кофе, крепостного балета и театра.
Для участников экспедиции с необычной стороны (образцовый сельский предприниматель) раскрылась деятельность известного славянофила А.И. Кошелева. Совершенно в новом свете была представлена благотворительность рязанских купцов. К сожалению, не все наследие предпринимателей Рязани смогло пережить советский и постсоветский периоды. Но сегодня в городе и области видно стремление к возрождению предприятий дореволюционных эпохи, возвращение к самобытности производств, подъем малого и среднего бизнеса (в том числе, социального), ориентированного на развитие региона. Продолжая изучать традиции Рязанской области, члены научно-учебной лаборатории отправились на встречу с доктором филологических наук Вороновой Ольгой Ефимовной - руководителем Центра региональных проектов и анализа баз данных ФГБОУ ВПО «Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина».
Профессор кафедры журналистики ярко и подробно рассказала о местных брендах, традициях и принципах коммуникации в регионе. В проспектах Рязанской области нередко можно встретить фразу: «Не было бы Сережки, не было бы дорожки». Дело в том, что современный туризм Рязани своим развитием во многом обязан именно Сергею Есенину, поскольку знаменитый поэт не только родился в данном регионе, но и смог стать объединяющей культурной силой в наши дни. «В условиях современного взаимодействия России с другими странами, санкциями и общей внешнеполитической ситуацией, культура является объединяющей силой – мостом между нашими странами», - в этом твердо уверена Ольга Ефимовна.
Фигура Сергея Есенина является консолидирующей силой и своеобразным брендом не только Рязани, но и России в целом, поскольку его творчество переведено на множество языков и популярно на всех континентах. Члены экспедиции узнали, что традиции Рязани основаны на исторических фигурах, сыгравших важную роль в развитии малой и большой Родины. Образы Евпатия Коловрата, Прокопия Ляпунова, Михаила Скобелева оказались тесно связанными не только с историей региона и страны, но с брендами бизнеса и общественными инициативами сегодняшнего дня. В Рязани свято чтут традиции военно-патриотического воспитания: в городе действует единственный в стране музей истории Воздушно-десантных войск. Интересна и традиция земств как институтов самоуправления. Сегодня в области роль органов территориально-общественного самоуправления (ТОСов) весьма велика: в 2018 года их финансирование в Рязанской области возросло в 17 раз.
Новый день экспедиции был весьма разнообразным. Он принес возможность на базе РГУ им. С. Есенина в рамках круглого стола обсудить перспективы развития Рязанской области с местным экспертным сообществом. В качестве экспертов были приглашены профессора рязанских университетов, практикующие предприниматели, бывшие чиновники и журналисты. Модератором выступил профессор Петр Владимирович Акульшин, который несколько дней назад прочитал для участников экспедиции лекцию по истории региона. Первым пунктом для обсуждения стали основные тенденции во взаимоотношениях бизнеса с региональными властями. Крупный бизнес, по мнению выступавших, не заинтересован во взаимодействии с властью. Скорее, существует обратная зависимость. Поэтому крупные предприниматели стремятся удержать свою часть бизнеса, минимизировать издержки и, по возможности, перевести свои активы в регионы с более благоприятно деловой средой. В подобного рода коммуникации с властью на данный момент больше нуждается малый и средний бизнес, причем в основном по вопросам поддержки местных компаний для поддержания их конкурентоспособности.
Отдельно была поставлена проблема привлечения молодых квалифицированных кадров, особенно технического профиля. В частности, эксперты отметили, что работодатели не готовы привлекать молодые кадры на высокую заработную плату, в результате чего квалифицированные специалисты вынуждены уезжать из региона. В результате в регионе катастрофически не хватает рабочих мест. Впрочем, наметились в последнее время и позитивные тенденции: открываются небольшие производства на 100-150 рабочих мест, в Рязань приходят крупные московские предприятия, предпринимаются усилия по развитию в регионе полноценного туристического кластера. Появляются небольшие сервисные комплексы в Сасово, Касимове и Константиново. Создаются новые музеи и развиваются региональные парки и заповедные зоны. Однако, все это, на взгляд участников дискуссии, являются прежде всего частной и общественной инициативой, а не целенаправленной и системной деятельностью по развитию туристической составляющей экономики и культуры региона.
Несмотря на насыщенную историю Рязанской области и ее значимости в истории Российского государства, Рязань до сих пор не входит в Союз исторических городов России из-за развития в регионе в советский период оборонно-промышленного комплекса. В тоже время город при поддержке губернатора и областного правительства активно пытается пробиться в состав городов Золотого кольца. В ходе дискуссии была затронута и острая проблема высотного строительства в городе.
Эксперты рассказали о ситуации, когда пришлось "отвоевывать" площадь вокруг Рязанского Кремля ввиду готовящейся отмены стандартов, запрещавших высотную застройку в центре города. Не раз звучали фразы о тернистости пути по сохранению исторического облика города, так как эта задача нередко идет вразрез с интересами бизнеса и требует больших финансовых затрат со стороны местных властей. В связи с этим один из выступавших высказал идею о необходимости стимулирования частного бизнеса на восстановление исторических объектов и создание частных музеев. В свою очередь, материалы встреч с представителями областного правительства (микрокредитная компания "Рязанский областной фонд поддержки малого предпринимательства"; Центр поддержки предпринимательства Рязанской области; Отдел развития малого бизнеса и рекламы министерства экономического развития и торговли Рязанской области и т.п.), бизнес-ассоциаций (включая Ассоциацию молодых предпринимателей) и научно-экспертного сообщества существенно расширили представления участников экспедиции о старых и новых традициях края.
В Центре поддержки предпринимательства Рязанской области с интервьюерами поделились информацией о старых и новых традициях области: «С год назад появилась следующая традиция: по пятницам на Почтовой улице проводятся пятничные выходные, где собираются граждане, которые встречают пятничные дни. Это традиция, которая дала глоток свежего воздуха улице Почтовой, где множество ресторанов и кафе.
В регионе много традиций, связанных с едой, например, традиции по празднованию сбора урожая или традиция, которой более 5-ти лет, праздника малины. Красочный фестиваль, где можно попробовать и купить малиновое варенье и все, что из него делают». Кроме того, Рязань не осталась в стороне от создания региональных брендов для привлечения туристов. Например, год назад группа молодых инициативных людей, использовала старую поговорку «А у нас в Рязани грибы с глазами», чтобы раскрутить новый бренд. Вскоре в городском парке сделали памятник "Грибы с глазами", а городские кафе подхватили идею, создав шоколадные грибы, пряники и пирожные в этой стилистике. Не остались в стороне и продавцы сувениров: магнитики с грибами можно купить в каждой сувенирной лавке. Помимо создания новых традиций, в Рязани чтут традиционное народное и художественное творчество, которому несколько сотен лет: Михайловское кружево, Шиловская лоза, Кадомский вениз, Скопинская керамика. В 2014 году был создан областной центр Народно-художественного творчества и ремесел, способствовавший объединению на одной площадке этих промыслов.
Почти все респонденты отмечали, что с приходом новой губернаторской команды, бизнес-ассоциации стали общаться друг с другом с разы больше. Укрепилась и консолидация в поддержке малого бизнеса. Тем более, что все основания для создания "единого фронта" у бизнеса есть: несоблюдение налоговых каникул, препоны в регистрации ИП и ООО и т.п. Эксперты говорят о необходимости федеральной реформы контрольно-налоговой деятельности, которая должна способствовать выходу предпринимателей из тени.

 

«Жизнь покинувших город на примере поселений родовых поместий. Владимирская область, агломерация поселений вокруг ПРП Родное (Судогодский район), ПРП Любодар (Меленковский район)», 29.04-08.05.2018

В каждом поселении студенты делились на группы по 2-3 человека и распределялись между семьями поселенцев. Как правило, они проводили в «своей» семье всё время между завтраком и ужином с перерывом на обед, а иногда и обедая с информантами. Студенты как бы проживали каждый день со своими информантами, стараясь максимально участвовать в их жизни: помогать по хозяйству; пить чай; купаться в пруду; играть с детьми; ходить на субботники, концерты и общие посиделки и т.д.
Всё это время, по возможности, они не оставались одни и взаимодействовали хотя бы с одним из членов семьи, что позволяло не прерывать интервью, которое фактически принимало форму обычной беседы. Помимо этого, все студенты в каждом поселении взаимодействовали с семьёй, у которой проживала экспедиционная команда (в первом случае мы жили у одной семьи, во втором – разделились и жили у двух).
Студенты представили портреты семей, в которых они работали, описали их образ жизни, определили их взгляды и установки, попытались выявить их место и роль в сообществе; описали поселения, основываясь на словах информантов, собственных наблюдениях и информации, найденной в интернете после поля. Если подробнее, то участников экспедиции интересовали следующие темы, которые впоследствии нашли отражение в индивидуальной отчётности.
• Ожидаемые и неожиданные проблемы, с которыми поселенцы столкнулись после переезда. Основной неожиданной проблемой стало отсутствие единомыслия среди поселенцев.
• О чём поселенцы жалеют? Что бы они теперь сделали не так?
• Ошибки, допущенные при создании поселения.
• Позитивный и негативный опыт других ПРП.
• Оформление земли, её официальный статус.
Это чрезвычайно важный вопрос для анастасийцев, поскольку они селятся, как правило, на землях сельскохозяйственного назначения с видом разрешённого использования, не позволяющим строить на них жильё. В агломерации вокруг Родного узаконить дома и зарегистрироваться в них пока не удаётся. Лишь один из поселенцев изменил вид разрешённого использования земли на КФХ (он действительно разводит перепёлок в промышленных масштабах), что позволило ему получить адрес и зарегистрироваться в своём доме.
Остальные поселенцы делятся на две группы. Одни надеются присоединиться к уже существующей деревне, другие – доказать в суде, что их земли давно не представляют собой сельскохозяйственные угодья, и изменить вид разрешённого использования на ведение дачного хозяйства или хотя бы садоводство (UPD. Власти перевели земли из сельхозугодий в садоводство).
В Любодаре изменили вид разрешённого использования с садоводства на пасеку, что позволило им размежевать участки и поставить их на кадастр (до этого им в этом отказывали в связи с превышением предельной площади участков). После этого часть поселенцев добились выделения из поместья участка в 10 соток с видом разрешённого использования «ведение дачного хозяйства», что позволяет им зарегистрироваться в нём. Но по ошибке фактические дома не попали в выделенные под каждый из них 10 соток. Теперь поселенцы пытаются «передвинуть» эти участки.
• История создания поселения. Большая часть поселений в первой агломерации создавались на землях, купленных одной семьёй (кажется, сделавшей состояние на мебельном бизнесе в Подмосковье), которая потом перепродавала их поселенцам. На данный момент почти все участки уже распроданы. Некоторые поселенцы обвиняют этих людей в том, что они хорошо нажились на перепродаже. Впрочем, они не создают впечатления действительно богатых людей. В Любодаре земля была куплена вскладчину, но все пустующие участки оформили на одного человека, причём формальный собственник несколько раз менялся. Любопытно, что в поселении произошёл раскол из-за названия ПРП, и фактическая основательница вынуждена была уехать и создать новое ПРП в нескольких километрах.
• Самоуправление и управление в поселении. В первом ПРП управление или самоуправление на сегодняшний день фактически отсутствует. Исходно был создан институт проектов, постоянных и временных. Временные проекты реализовывались инициативными группами, которые после решения проблемы распускались.
По причине разобщения поселенцев временные проекты уже несколько лет как не инициируются, и действуют только постоянные: по дорогам (участвуют почти все), по электричеству (участвуют все подключённые к лэп, проведённой специально в ПРП) и по газете, общей для всей агломерации. Новички без каких-либо условий просто покупают землю у физического лица. В Любодаре все общие вопросы решаются на Круге, созываемом ежемесячно. Вопросы, которые не были решены за 3 часа (предельное время работы Круга), переносятся на следующий месяц. У каждого домохозяйства есть один голос. Вопросы решаются тремя четвертями голосов.
Исключение – приём новичков. Новичок принимается только при условии единодушного одобрения, после чего он проходит испытательный срок, лишь после которого получает право строиться и выкупает землю. Налоги за пустующие участки платят коллективно все поселенцы. Также они делают ежегодные взносы на содержание дороги и ежемесячные – на общие нужды (вопросы о расходовании решают на Круге). Семья, в течение 6 месяцев уклонявшаяся от уплаты взносов на общие нужды, лишается право голоса (такие семьи есть, причём даже среди постоянно живущих). Взносы на строительство общего дома и благоустройство участка вокруг него добровольны.
• Взаимодействие с официальной властью, жителями окрестных деревень, другими поселенцами, другими ПРП.
• Насколько поселенцам удаётся себя обеспечить продуктами питания, дровами, предметами быта, стройматериалами и проч. Что приходится покупать? Как правило, самостоятельно удаётся покрыть лишь малую часть потребностей в продуктах питания. Некоторые поселенцы заготавливают травы для заваривания и лечения, а также самостоятельно производят натуральные шампуни, зубные порошки и т.п., поскольку не признают бытовую химию.
• Сколько денег нужно для жизни в поместье? Некоторые информанты утверждали, что на текущие нужды у них уходит 2-3 тысячи рублей в месяц, но большинство были единодушны в том, что общий объём трат после переезда почти не изменился, но сильно поменялась структура расходов – большая часть средств уходит на стройку.
• Способы заработка, доходы. Сдача квартиры, пенсия (редко, поскольку пенсионеров в поселениях немного), реализация собственной натуральной продукции, интернет-бизнес, выплаты в декрете (в одной из обследованных семей в декретном отпуске находился муж), обналичка материнского капитала, взаимные возмездные услуги, проведение мероприятий (лекций, семинаров, мастер-классов, фестивалей, ярмарок, лагерей и т.п.), работа или подработки за пределами поселения (например, репетиторство) и др.
• Отношение к официальному здравоохранению. Как поселенцы лечатся и рожают? Одни поселенцы совсем не признают официальную медицину и лечатся исключительно народными средствами («живицей и корой дуба»), другие к врачам и лекарствам прибегают, но стараются делать это по минимуму. Роженицы делятся на три вида: рожающие дома (как правило, в бане) без посторонней помощи, рожающие дома с помощью акушерки, рожающие в больнице, причём последних меньше всего. Детей анастасийцы не прививают, хотя могут при этом прививать домашних животных.
• Отношение к официальному образованию. Как поселенцы решают вопрос с образованием детей? Поселенцы мечтают о поселенческой школе, а пока её нет (в первом поселении организовали свой детский сад), либо возят детей в школу в ближайшую деревню или в город, либо оставляют их на домашнем обучении. В Любодаре первый вариант отпадает в силу труднодоступности поселения.
• Каким поселенцы видят будущее своих детей? Поселенцы делятся на три категории: «Мы жизнь проживём зря, если они уедут»; «Мы были бы рады, если бы они остались, но пусть делают что хотят»; «Они обязательно должны пройти через город, а потом пусть возвращаются или основывают новое родовое поместье, мы будем рады».
• Что происходит с детьми, окончившими школу? Они уезжают в город или остаются? В силу возраста ПРП там ещё нет детей, родившихся в поселении и уже успевших окончить школу (хоть на домашнем обучении, хоть очно в официальной школе). Поселенцы считают, что такие дети сильно отличаются от своих братьев и сестёр, родившихся ещё в городе и, особенно, от переехавших в ПРП сознательном возрасте. Одна из информанток по окончании школы поступила в московский вуз и не собирается возвращаться. Она переехала в ПРП в 4 классе, и её родители считают, что привези они её хоть чуть позднее, она бы вовсе отказалась оставаться в поселении. При этом родившиеся в поселении дети школьного возраста, с которыми удалось побеседовать студентам, не хотят покидать ПРП.
• Самоограничения в быту и хозяйстве. Поселенцы, как правило, не курят, не употребляют алкоголь, не едят или редко едят мясо, не пьют чай и кофе (зато много пьют иван-чай и другие травы). Многие не пользуются бытовой химией. Часть жителей не хотят подключаться к электросетям (о газе речи пока нет) и выступают против того, чтобы подключались соседи.
• Частота и продолжительность выездов за пределы ПРП. Куда поселенцы ездят и зачем?
• Насколько плотно поселенцы поддерживают связь со знакомыми и родственниками вне ПРП? Кто и как часто приезжает к ним в гости?
• Планы, мечты и ожидания на уровне семьи, поселения и движения.
• Перспективы семьи, поселения и движения. Поселенцы делятся на «радикалов» и «умеренных». Первые гораздо больше внимания уделяют эзотерике, буквальнее воспринимают книги Мегре и/или другую эзотерическую литературу, стремятся максимально изолироваться от «системы». Неудивительно, что между двумя разновидностями поселенцев регулярно вспыхивают конфликты. Классический пример – споры по поводу допустимости подключения поселения к электросетям. В первом поселении люди бесповоротно рассорились друг с другом вплоть до того, что перестали здороваться. Во втором часть жителей предприняла неудачную попытку разделить поселение на два, север и юг (совпало так, что на севере живут противники электросетей и т.п., на юге – сторонники).
Тем не менее, в Любодаре ещё можно говорить о едином сообществе, пусть и не очень дружном: работает Круг, создана артель по производству и реализации натуральной продукции, проходят общие субботники и прочие мероприятия. Что касается агломерации ПРП вокруг Родного, то она слишком большая, размытая, пёстрая, многих поселенцев совсем ничего не связывает, далеко не все друг друга знают, самоуправление на уровне поселения практически отсутствует, конфликты доходили до гораздо более острой фазы, чем в Любодаре. Представляется, что различия между двумя поселениями связаны с тремя факторами:
• Размер. Чем больше поселение, тем труднее договариваться.
• Уровень транспортной доступности. Он скорее не накладывает отпечаток на сообщество, а является исходным критерием формирования состава поселенцев. В относительно труднодоступном Любодаре все поселенцы, пусть и не совсем в одинаковой степени, были и остаются сторонниками существенной и контролируемой ими изоляции от «системы». В полупригородной агломерации вокруг Родного, напротив, множество людей, желающих активно взаимодействовать с внешним миром и регулярно или даже ежедневно выезжать в город. Тем отчаяннее и грустнее положение изолянтов, которые почему-то не ожидали, что, селясь практически в пригороде Владимира вблизи от региональной трассы, они обрекают себя на соседство с людьми, которым отнюдь не по душе отшельничество.
• Возраст. Когда студенты на итоговом круглом столе в первом ПРП рассказали о том, что ожидали увидеть сектантов, сводящих все разговоры на эзотерику, а столкнулись с совершенно адекватными и прагматичными людьми, поселенцы им со смехом ответили: «Посмотрели бы вы на нас лет десять назад!» С течением времени на спад идут первоначальный идеализм, эйфория от переезда, увлечение эзотерикой. Необходимость решать серьёзные общие вопросы приводит к конфликтам, и в результате семьи атомизируются, перестают взаимодействовать с большей частью поселенцев и сосредотачиваются на небольшом круге общения. В дальнейшем люди опять начинают сходиться вместе и кооперироваться, но руководствуясь уже прагматичными соображениями, а не душевным порывом. Второе поселение моложе первого, и это чувствуется. Несмотря на конфликты и множество проблем, все студенты сошлись на том, что у обоих ПРП есть будущее.

 

Множественность идентичностей и межкультурные отношения в Республике Крым в контексте исторической памяти, 07.06-17.06.2018

В ходе исследования было собрано 70 интервью. Ниже более подробно описываются характеристики выборки качественного исследования.
Русских – 38 респондентов, из них 11 мужчин и 27 женщин, 17 – в возрасте до 35 лет, 11 – в возрасте от 35 до 60 лет, 10 – старше 60 лет. Татар - 14 респондентов, из них 8 мужчин и 6 женщин, 9 – в возрасте до 35 лет, 5 – в возрасте 35-60 лет. Украинцы – 10 респондентов, из них 8 – женщин, 2 мужчин, 5 в возрасте до 35 лет, 4 в возрасте 35-60 лет, 1 в возрасте старше 60 лет. Представители других национальностей – 7 респондентов, из них 5 мужчин и 2 женщины, 6 – в возрасте до 35 лет, 1 в возрасте 35-60 лет.
Изложим далее самые первые и общие итоги проведенного исследования, следуя перечню поставленных исследовательских задач.
1. Выявление и описание спектра (само)идентификаций, значимых для разных социальных и культурных групп крымчан. Три типа социальной идентичности составили фокус проведенного исследования: гражданская, региональная, этнокультурная. Доминирующую позицию опрошенных крымчан по отношению к российскому гражданству можно охарактеризовать как зависящую от этнокультурного самоопределения. В интервью информанты, определяющие свою этническую принадлежность как «русские», говорили о полном принятии результатов Референдума 2014, об облегчении, которое они почувствовали после присоединения Крыма к России и о значительной степени самоидентификации с Россией.
Однако и в их высказываниях звучала идея об «особенности» крымчан, их отличиях от россиян в целом и преобладании идентичности региональной: «мы не Украина и не Россия» (ж., 27л., рус.), «мы – островитяне, у нас все свое, не как на материке» (м., 36л., рус.). Негативный аспект гражданской самоидентификации («точно не Украина и не Россия») многократно усилен в высказываниях информантов, идентифицировавших себя с украинской или татарской этнокультурными общностями, хотя доминирует в их высказываниях не столько региональный аспект (крымчане), сколько этнический.
Заметим, кстати, что в высказываниях русских информантов с более низким уровнем образования и достатка гражданская самоидентификация с Россией преобладает над региональной, политика России в отношении Крыма, Украины и Евросоюза встречает большую поддержку, но при этом в повседневных практиках прослеживается большая свобода в потреблении потенциальных благ, предоставляемых Украиной (в первую очередь, речь идет об оформлении загранпаспортов и виз на Украине, на что люди, занимающие более высокие должности в государственных организациях не всегда решаются).
2. Анализ представлений крымчан о значении исторических событий в формировании актуальной социально-политической ситуации и межгрупповых отношений в Республике. Ключевыми историческими событиями, определившими актуальную ситуацию в Республике Крым, можно считать депортацию в 1944 и возвращение, начиная с 1992 г. крымскотатарского народа, а также, безусловно, переход Крыма в состав Российской федерации в 2014 г.
В отношении депортации крымских татар у информантов-татар старше 30-35 лет воспроизводится травматический опыт, основанный на рассказах старших родственников и близких (в нарративы включены элементы трагических семейных историй), у более молодых информантов ответы на вопросы, актуализирующие опыт депортации, включают, преимущественно, клишированные фразы, повторяемость которых в ответах разных информантов дает основание предположить их укорененность в современном публичном дискурсе.
Тем не менее, крымская земля наделяется особым символическим значением «дома», «из которого мы никуда уже не уйдем» (м., 28л., тат.). В отношении включения Крыма в состав России у опрошенных нет единства: для русских информантов Россия – спасительница и освободительница (воплощением этой идеи можно считать и памятник «вежливым людям» в Симферополе); информанты-украинцы говорят о драматическом (травматичном) опыте переживания «крушения мира», «разрыва связей» (речь идет не только о межличностных – семейных, дружественных – связях, но и шире – культурных: невозможности говорить и слышать родной язык и т.п.), «утраты родины». При этом особое значение приобретает общий (повторяющийся в интервью украинцев) паттерн репрезентации украинцев в Крыму в качестве жертвы – лишенных субъектности («это не наше решение» (м., 43г., укр.)) и голоса, и, как следствие, возможности консолидации, индивидов.
3. Анализ публичного и приватного дискурсов вокруг политических событий советского и постсоветского периодов. Как и в отношении иных аспектов, восприятие крымчанами актуальной ситуации, прошлого и будущего детерминировано (речь идет об условной детерминации, с поправкой на то, что мы оперируем данными качественного исследования) этнокультурной самоидентификацией информанта.
В высказываниях русских информантов преобладают ностальгические настроения, причем склонность к идеализации советского периода обнаруживают и очень молодые информанты, не заставшие этот период, воспроизводя, по всей видимости, публичный (в том числе образовательный) дискурс последних лет (поскольку в период пребывания Крыма в составе Украины, «даже таким событиям, как Вторая Мировая война, в учебниках истории, ну только восемь страниц отводилось, и то…, типа украинцы с американцами Берлин брали» (ж., 27л., рус.)). Вполне ожидаем обвинительный дискурс информантов-татар в отношении Советской власти и советского периода в целом, в сочетании со, скорее, принятием «украинского периода» истории Крыма и неоднозначной позицией в отношении современности и перспектив на будущее.
4. Экспликация публичных механизмов актуализации исторической памяти и управления формированием идентичностей населения Крыма. Эта задача решалась, в основном, с опорой на анализ визуального материала, в частности, анализа экспонатов (картин) выставки, посвященной памяти жертв депортации, проходившей в Историко-этнографическом музее г. Бахчисарай, а также афиш («Музей советского детства») и вывесок в пространствах посещенных городов.
Значительный вклад внесли и фотографии, сделанные участниками экспедиции во время посещения мероприятий, посвященных празднованию Дня России 12 июня в Севастополе. Большой объем собранного материала требует тщательного анализа, однако предварительно можно отметить, например, отсутствие крайнего негативизма в отношении «украинского периода» истории Крыма (встречаются оставшиеся вывески на украинском языке), учет поликультурности региона (названия большинства официальных учреждений дублируются на украинском и татарском языках, в непосредственной близости сосуществуют православные храмы, мечети и церкви иных конфессий), что, безусловно, должно смягчать потенциальный радикализм тех групп, которые не поддерживают переход Крыма к России.
5. Анализ представлений крымчан об исторических предпосылках и актуальном состоянии межэтнических отношений в Республике. Доминирующее в высказываниях информантов настроение отражает одобрение факта полиэтничности региона, что, по их мнению, создает уникальную культурную среду, отличающую Крым от иных регионов России. Как отмечают информанты при ответе на прямой вопрос о качестве отношений с представителями иных этнокультурных групп в бытовых и трудовых контекстах, «все живут дружно» (ж., 27л., рус.), однако в нарративах информантов при ответах на иные вопросы повторяется ситуация, при которой любые конфликты, возникающие на почве экономической и межличностной конкуренции, интерпретируются как межэтнические.
Это говорит об актуальности проблемы межэтнических отношений в регионе. Так, татарские и украинские информанты приводили примеры трудностей, с которыми они сталкиваются при попытках устроиться на работу. Эти же этнокультурные группы представляются русскими информантами в качестве потенциального источника агрессии, инициаторов конфликта («да, мост поставили, это очень хорошо… Если хохлы не взорвут…» (ж., 59л., рус.); «татары могут взорвать» (м., 46л., рус.)). Установка, надо заметить, носит симметричный характер («мост уже осыпается, Россия взорвет, на Украину свалит» (м., 43г., тат.)), соответственно, представляет собой проявление дискурса, хорошо усвоенного как доминирующей группой, так и меньшинствами. Приложение.
Гайд интервью 1 блок – Социально-демографические характеристики.
1.Скажите, как Вас зовут.
2.Сколько Вам лет?
3. Вы живете один (одна) или со своей семьей?
4. Есть ли у Вас дети?
5. Вы давно живете в Крыму (сколько времени, сколько лет)? Если приехали, то откуда?
6. Вы работаете/учитесь? Кем работаете (на каком факультете учитесь?)
7. Ваше образование? (можно спросить, что Вы заканчивали?)
8. Какой язык вы считаете родным? На каком языке вы говорите в семье? В Вашей семье люди разных национальностей? На каком языке Вы общаетесь на работе? С друзьями?
9. Какая у Вас национальность?
10. А у Ваших родителей (у папы, у мамы)?
15. Вы религиозный человек?
16. А какое вероисповедание у Вас?
17. Участвуете ли Вы в религиозных праздниках, событиях. Ходите ли Вы в церковь\мечеть регулярно? Думаете ли Вы, что сегодня вера особенно важна для людей?
11. Крым в 2014 году вошел в состав России. А Вы ощущаете себя гражданином России, россиянином? В какой мере (грубо говоря, если взять за 100% полное (тотальное) ощущение себя гражданином России, то на сколько процентов?)
12. А крымчанином вы себя чувствуете? На сколько процентов?
13. Отличаются ли крымчане от жителей других регионов? Есть ли что-то особенное в крымчанах? Что именно?
14. Вопрос задается факультативно .А вот европейцем Вы себя ощущаете? На сколько процентов? 2 блок - Межкультурные отношения
А теперь поговорим о людях, которые Вас окружают
1.У Вас много друзей? Как часто вы встречаетесь, как проводите время? Кто они по национальности?
2. А коллектив, в котором Вы работаете/учитесь – он состоит из людей разных национальностей? Знаете ли Вы, люди каких национальностей работают вместе с Вами? Как Вы это узнали? Влияет ли как-то эта многонациональность на Вашу работу/учебу? Приведите примеры, пожалуйста
3. Люди каких национальностей проживают в Вашем селе (городе, деревне, поселке)? Кто по национальности Ваши соседи? Как, на Ваш взгляд, это влияет на жизнь в селе? Пояснение интервьюеру: обратить внимание респондента на такие аспекты оценки жизни как безопасность, эффективность решения общих вопросов (качество дорог, вывоз мусора и т.п.), особые события (праздники, свадьбы, похороны)
3. Как, на Ваш взгляд, тот факт, что Крым – многонациональный регион, влияет на жизнь и общение людей? Приведите примеры. Были ли в Вашей жизни такие ситуации, когда Вы обратили внимание на многонациональность, задумались об этом явлении (вопрос задается в случае, если информанты говорят, что не обращают внимание, не разбирают, кто какой национальности и т.п.)
4. Хотели бы Вы, чтобы Ваши дети жили среди людей разных национальностей? Как Вы отнеслись бы к желанию Вашего ребенка создать семью с представителем другой национальности?
5. Имеет ли вообще сегодня значение национальная принадлежность? Часто ли Вы или Ваши близкие/знакомые сталкивались с несправедливостью на основании национальной принадлежности?
6. Вопрос задается только информантам с относительно высоким уровнем образования: Сейчас часто используют модное такое слово «мультикультурализм». А как бы вы его объяснили?
3 блок – Восприятие истории Крыма
1. Какой период в истории Крыма можно назвать «Золотым веком»? Почему Вы так считаете?
2. Какой период Вашей жизни в Крыму Вы считаете самым лучшим? Почему? А что позитивного было для Вас в этот период?
3. Вспомните период присоединения Крыма к России. Что Вы переживали в это время? Почему? Что делали? Как отнеслись к известию о присоединении близкие Вам люди (соседи, знакомые, родные)? Был ли кто-то в Вашем окружении, чья реакция или поведение в этот период Вас удивили? Как Вы думаете, почему этот человек/люди так отнеслись/поступили? Вы полагаете, что «историческая справедливость восторжествовала»? Испытываете ли Вы радость или тревогу?
4. Изменились ли Ваши чувства за 4 года, прошедшие после присоединения Крыма? Почему? Что Вы и Ваши близкие приобрели и что потеряли в результате этого?
5. Что позитивное и что негативное для республики произошло по- Вашему после присоединения Крыма к России? Если представить все произошедшее за 100%, сколько процентов произошло хорошего, а сколько – плохого?
6. Каково сегодня место Крыма и его роль для России и в мире? Необходимо ли менять это место? Что для этого нужно? Какими средствами можно это сделать?
7. Вы голосовали на референдуме?
8. А на выборы Президента РФ Вы ходили?
9. Не все россияне одобряют присоединение Крыма. Как Вы думаете, почему? Как Вам кажется, за какой позицией будущее?
10. Какие чувства у Вас вызывает политика России в отношении Украины? А политика Украины в отношении РФ, Крыма, Донбасса?
11. Как можно охарактеризовать общую атмосферу в республике в отношении к Украине? К России? К западному миру?
4 блок – Историческая память
1. Где прошло Ваше детство? Если не в Крыму – Как и когда Вы попали в Крым?
2. Принято ли было в семье Ваших родителей хранить и обсуждать историю семьи?
3. Как история Вашей семьи связана с историей региона? С историей Вашего народа?
4. Какие события в истории жизни Вашего народа повлияли на Вас, Вашу семью, Ваш народ?
5. Какими событиями в истории Вашего народа Вы гордитесь?
6. Какие события вызывают чувство сожаления?
7. Если будут говорить о депортации, можно спросить, почему вернулись?
8. В какой стране Вы хотели бы жить?
9. В какой стране Вы хотели бы, чтобы жили Ваши дети?
5 блок Будущее Крыма
1. Каким Вы видите будущее Крыма? Что будет происходить. Как он будет меняться?
2. Можно спросить о политическом будущем (если респондент хочет на эту тему поговорить)
3. Связываете ли Вы свое будущее с Крымом или хотели бы переехать в другое место? Если да, то почему? Большое спасибо за Ваши ответы!

 

«Фольклорная традиция Святого озера (Южский и Пестяковский районы Ивановской область), 01.07-16.07.2018

Исследовательские результаты
1. Был записан обширный, разножанровый фольклорный материал, описаны основные черты фольклорной традиции неизученного до сих пор региона.
2. Были выявлены некоторые различия в обрядах, демонологии, песенной традиции Южского и Пестяковского районов (по западному и восточному берегу р. Лух).
3. Наиболее интересные и ценные материалы: • Традиционные свадебные, плясовые, частые лирические песни, баллады, частушки
• Волшебные и бытовые сказки
• Топонимические предания
• Предания и легенды о разбойниках, о кладах
• Легенды о местночтимых святых, о Божьей помощи и Божьей каре и др.
• Ономастика и топонимика: местные названия, традиция прозвищ жителей в Нижнем Ландехе. • Свадебные приговоры
• Колядки
• Лечебные и хозяйственные заговоры
• Народные обряды с хорошо сохранившимися традиционными и даже архаическими компонентами:
o Календарный цикл: гадания и ряженые на Святках, «покойницкие» игры ряженых (в Нижнем Ландехе), колядки; o Масленица с обрядовыми песнями, сжигание старых вещей, горшков с молоком, ряженье на Масленицу;
o Катание яиц и игры с яйцами на Пасху;
o Троица – срубание и обряжание березки, общий праздник в селе вокруг березки, каша и яичница на трапезе, традиция купать и топить березку в конце праздника, при этом все участники купались и тем самым открывался сезон купания в реках и др.
o Свадебный обряд: сватовство, «сватня», ряженье на свадьбе, а также обряд обряжания и дарения «красы», отчасти различавшийся в Южском и Пестяковском районах.
o Похоронный обряд: отличительной особенностью локальной традиции оказался обычай давать «подорожную» - небольшой набор необходимого умершему « в дорогу» в иной мир.
Обычно это были продукты, завернутые в новое белое полотенце. Подорожную во время похоронной процессии вручали первому встречному на перекрестке, ради благополучного перехода покойного в иной мир.
4. Были записаны и предварительно исследованы поверья, легенды, предания о Святом озере. Было выявлено несколько сюжетов о происхождении и причинах целебных свойств Святого озера. Выяснена фактическая основа большинства этих сюжетов, частично прослежена трансформация в традиционном сознании реальных фактов и преобразовании их под действием архаических представлений и традиционных стереотипов (мотивов) в бытующие ныне сюжеты.
5. Предварительно планировалось собрать материал по бытованию новых баллад и жестоких романсов. Эта задача не была осуществлена, потому что локальная традиция оказалась бедна на песни этих жанров.
6. Полученные в результате экспедиции материалы находятся в стадии обработки для размещения в электронном фольклорном корпусе.
Учебные результаты:
• Собраны богатые материалы для студенческих курсовых работ и для медиапроектов.
• Студенты научились проводить интервью, получать с помощью опроса сведения по интересующим вопросам, систематизировать собранные данные и отбирать необходимые для исследования.
• Студенты познакомились с реальной жизнью российской глубинки, села, с социально-экономическим состоянием бедного региона.
• Студенты познакомились с участниками недавних исторических и политических событий и услышали их живые свидетельства: о положении жителей села в советские годы, о Великой отечественной войне, о трудовом фронте, об условиях сельского труда и жизни в послевоенные годы, о программе торфоразработок и лесозаготовок, об исправительных лагерях для военнопленных, о разрушении храмов, монастырей, других памятников культуры и последующем их восстановлении и др.
• Студенты учились работать в команде, действовать вместе, разделять интересы других участников, а также – заботиться о всех членах группы в бытовой жизни.
• Студенты научились общаться с представителями других социально-культурных групп населения, уважать иные взгляды, находить общий язык с носителями культуры другого типа.
Результаты практического социокультурного характера:
Нам удалось наладить хорошее взаимодействие с районным отделом культуры, молодежной политики и туризма Южского района. Южский район заинтересован в развитии туризма, увеличении числа объектов культуры и в новой информации об истории и культуре района. У администрации есть предварительный план создания национального парка вокруг Святого озера. Поэтому район заинтересован в нашей работе и в том, чтобы собранные материалы могли быть доступны для работников культуры.
Администрация готова всячески помогать в организации дальнейших экспедиций. Руководители экспедиции планируют предоставить полевые материалы после надлежащего оформления и архивирования в пользование работникам культуры Южского района (со ссылкой на НИУ ВШЭ). В то же время, конечно, создание новых музеев и участие в создании национального парка все-таки выходит за рамки задач фольклорной экспедиции, этнолингвистики, антропологии, поэтому здесь могут быть как перспективы, так и некоторые сложности.

 

Летняя социологическая практика: современность, память и традиция в малом городе» (г. Белозерск, Вологодская обл.), 03.07-13.07.2018

Направление «Традиция». Исследовательская рамка рассматривала традицию как нечто, что производится в настоящем и описывает находящуюся под угрозой исчезновения «народную» культуру, которой приписываются свойства естественности, гармоничности. По данному направлению под руководством Варвары Кобыщи работали Анна Барышникова, Александр Авдеев, Валентина Дроздова и Наталья Розенфельд. Анна Барышникова занималась традиционным костюмом и его связью с идентичностью, гендером и телесностью.
По итогам ее интервью с мастерицами, реконструкторами, швеями, музейными сотрудниками было выявлено: ресурсные особенности производства костюма связаны с отсутствием местного фольклорного сообщества, половозрастным составом демонстрантов костюма; традиция конструируется через воспроизводство знания старшего поколения в устной форме; важный источник образов/символов – материализация музыкальных нарративов, воспроизводство ландшафтов города в костюме.
Дискурс подлинности традиции производится через:
1. Наибольшее количество используемых источников информации (наилучший вариант – отсутствие в производстве костюма влияния личности мастера);
2. Рукодельные технологии производства костюма;
3. Практику обязательной демонстрации костюма (костюм не должен «лежать в сундуке»);
4. Телесные трансформации для костюма;
5. Собственные ощущения «голоса предков» в костюме.
Вариативность народного костюма обосновывается утратой подлинного знания, оригинальностью исполнения традиционного костюма в прошлом, телесными особенностями агента демонстрации и отсутствием экспертного знания в Белозерске. Производство костюма тесно связано с необходимостью трудовой занятости женщин (особенно пенсионного возраста). Определено, что традиционный костюм способствует самореализации в традиционных ремеслах; это также способ выработать навык шитья для производства повседневной одежды. Демонстрация мужского традиционного костюма представлена преимущественно в реконструкции и для вовлечения в интерактивные площадки музеев.
Александр Авдеев изучал музыкантов. Помимо социологической части, которая позволила ему показать проблемы и биографические особенности гармонистов и других народных музыкантов, он собирал материал для медиапроекта о саундскейпе малого исторического города.
Валентина Дроздова провела подробное исследование о народных игрушках. Она провела интервью с сотрудниками Центра ремесел и другими местными мастерами и проанализировала их творческие практики и взгляды на то, как нужно делать игрушки, для чего они нужны. У игрушек выделяется три функции: игрушка, оберег и сувенир, при этом они постоянно пересекаются. Есть целый ряд поверий насчет магических свойств игрушек-оберегов, которые, тем не менее, варьируется, и магическая сила и описывается объясняется по-разному. Интерес представляют взгляды мастериц на «традиционные», ключевые, и вариативные, авторские, современные детали игрушек.
Валентина также рассмотрела кейс одного из «брендов» Белозерска – льняной куклы Сударушки. Эта кукла была придумана одной из мастериц, но впоследствии получила статус народной игрушки. Кейс показывает, как сочетаются и граничат понятия народности, традиционности и авторства, как ремесленное изделие приобретает особый статус и в какие отношения оказывается вовлечено (например, его оценивают эксперты, покупают туристы, производят на заказ).
Наталья Розенфельд исследовала местный клуб исторической реконструкции, жизненные траектории и идентичность реконструкторов. Она выявила, что реконструкторы сравнивают свое хобби с неодобряемым ими образом жизни других горожан; вовлекаются в деятельность целыми семьями, а не индивидуально; воспроизводят скорее не местную историю, а реконструируют прошлое лучше изученных регионов (Скандинавия). Направление «Память». Исходной точкой для постановки исследовательских вопросов был тезис о том, что нет единой, объективной и жестко установленной истории, а есть версии прошлого, конструируемые разными агентами с разной мотивацией и плотно связанные с настоящим и представлениями о будущем.
То, какие нарративы о прошлом производятся, какие акторы в этом участвуют, к каким ресурсам они обращаются и какими установками руководствуются, было центральными вопросами для полевой работы. По данному направлению под руководством Алисы Максимовой работали Лидия Калоева, Виктор Синицын и Дмитрий Петрухин. Лидия Калоева и Виктор Синицын изучали проекты в области памяти о прошлом. Одним из предметов интереса были низовые инициативы – вокруг каких сюжетов и событий они строятся, кем инициируются и реализуются и от чего зависит их успех. Подходящими кейсами для анализа было восстановление храма в Крохино и мемориал на бывшем кладбище на Спасской горе. К этим инициативам в городе разное отношение, они совершенно по-разному представлены и развиваются. История Крохино в основном не воспринимается как общее прошлое и коллективный проект, вызывает опасение и сомнение в связи с возможной коммерциализацией места. В то же время, мемориал на Спасской горе был поддержан многими местными, в него вложились обычные жители и предприниматели. Он приобрел значение общего памятного места и по словам респондентов даже становится местом своеобразного «паломничества» пожилых людей, чьи родные захоронены на кладбищах в отдаленных заброшенных деревнях, до которых им не добраться.
Лидия также рассмотрела, как соотносятся дискурсы национального и локального в истории Белозерска, ответив на вопрос когда на первый план выходит локальное, что это за локальное и как оно вписано в российскую историю. Так, одним из повторяющихся сюжетов является то, что рыбу из Белого озера подавали «к государеву столу» в столичных городах; затопление и переселение деревень в середине 20 века упоминается в контексте общих для разных регионов травматических и трагических событий, связанных с индустриализацией.
Дмитрий Петрухин исследовал смыслы, которыми в районе наделяется Белое озеро, и соответствующие представления о «правильном» использовании озера. Проведя интервью с туристами, рыбаками, сотрудниками музея, краеведами, а также опираясь на беседы с работниками администрации и бизнеса, он выявил и прояснил существующие значения озера: как основной источник ресурсов (водные ресурсы, рыба); инфраструктурный объект (порт, водные пути); туристический/рекреационный объект (отдых, природа); «природный заповедник»; фактор экономического развития (специализация региона на рыбном промысле); фактор культурного развития (влияние на ремесло, литературу); фактор формирования особого местного характера; источник вдохновения и эстетический объект.
По итогам исследования было выделено еще одно проблематичное место: вопрос о том, кому принадлежит озеро. Ответ на этот вопрос переопределяется разными агентами. Если считается, что в прошлом озеро было общим, служило источником ресурсов и единой культуры для местного населения, то сейчас озеро поделено на участки, доступ к которым и распоряжение которыми ограничено. Нет индивидуальных лицензий на лов рыбы; частники, которые приобретают землю на побережье, закрывают подходы к берегу так, что случайным людям невозможно рыбачить или купаться, и так далее.
Направление «Туризм». Концептуализация туристической деятельности делала упор на механизмах производства туристического опыта, способах выстраивания переднего плана и постановочной аутентичности (Д. МакКаннел). По данному направлению под руководством Алисы Максимовой работали Полина Пиляр, Татьяна Ремизова и Дарья Карасева.
Полина Пиляр занималась изучением организационных связей и создания туристической инфраструктуры в Белозерске. Для этого она поговорила с владельцами и администраторами гостиниц и ресторанов/кафе, продавцами сувениров, представителями администрации и туристами. В результате были определены их представления о месте разных учреждений в туристическом опыте и отношения между агентами в области туризма. Выявлено, что некоторые процессы держатся на неформальных связях и ожиданиях от других агентов; почти никто не рассматривает ситуацию как отношения конкуренции.
Татьяна Ремизова изучала соотношение туристического и религиозного опыта. Поскольку Белозерск является историческим городом, в нем и в его окрестностях сохранилось множество церквей и существует несколько «святых мест». Часть из них включена в туристические маршруты, являются местами притяжения для экскурсионных групп, паломников, индивидуальных путешественников. Тем не менее, многие из религиозных памятников находятся в руинированном состоянии, приходы есть лишь в двух церквях, восстанавливаются лишь единицы. Как религиозный опыт встраивается в туристические поездки? Где заканчивается познавательный и культурный туризм и люди включаются в религиозные ритуальные действия? Связаны ли с этим особые переживания и напряжение? Одной из важных установок является мнение, что церкви обязательно должны использоваться по предназначению; они не могут рассматриваться просто как памятники архитектуры и туристические достопримечательности. Этой установкой руководствуются представители церкви, некоторые представители властей, местные активисты, которые принимают решения о том, в восстановление каких храмов вкладывать ресурсы и усилия.
Дарья Карасева рассматривала роль советской истории в создании туристического образа города. В настоящее время Белозерск пытается использовать бренд «Былинный город», на сайтах, в презентациях, программных документах и туристических брошюрах прежде всего акцентируется древний возраст и выдающаяся досоветская история города. Однако можно найти много следов советского периода: архитектура зданий и построек, названия улиц, сходные с названиями в любом другом российском городе (Ленина, Фрунзе, Дзержинского, Коммунистическая и т.п.), важным символом является фильм Шукшина «Калина красная», снятый в Белозерске и местах рядом с ним, есть герои ВОВ и два поэта-фронтовика, Орлов и Викулов, память о которых отражена в культурных учреждениях и городском пространстве и предъявляется туристам. Интервью с туристами выявило, что лишь небольшая часть из них – это те, кто специально приехал посмотреть на город в первый раз. Многие родились в Белозерске или имеют там родственников. В этом плане их восприятие города отличается от того, что обычно понимают под туристическим взглядом. Скорее они сравнивают современные виды, места, состояние городской среды с ностальгическими образами, оставшимися из детства или молодости.
Советское прошлое естественным образом дополняет эти образы и помогает пережить личные воспоминания, привязать их к конкретным точкам, названиям, закрывшимся учреждениям. Другая точка зрения, помогающая разрешить возможный конфликт советского прошлого с образом «былинного», древнего Белозерска – что вся история важна и нельзя опускать или забывать какие-то ее части. Советские названия улиц должны быть, по мнению респондентов, частью городской среды, так как это элемент общего прошлого, включающего 20 век наряду с дореволюционными символами. Отсылки к «универсальным» значениям есть и применительно к другому советскому наследию: например, сотрудник отдела культуры считает, что «Калина красная» не противоречит образу старинного Белозерска, т.к. фильм повествует об общечеловеческих ценностях и проблемах, важных для любого времени.

 

«Сирийские беженцы в регионах России: проблемы интеграции. Кейс Республики Адыгея», 02.07-12.07.2018

На момент завершения экспедиции из основных результатов можно выделить следующие:
1. Собран большой эмпирический материал:
1.1. Около 50 глубинных интервью с репатриантами, представителями органов государственной власти и общественных организаций. Во многом интервью являются уникальным источником информации, которая ранее не прорабатывалась и не привносилась в академическое и общественно-популярное поле в таком объеме. Участники экспедиции, как руководители, так и студенты, готовят работы и публикации на основе данных материалов.
1.2. Анкетирование местных жителей (около 200 анкет).
1.3. Полевые дневники, которые помимо наблюдений о “поле” (репатрианты и районы их компактного проживания) содержит важную информацию о работе самих исследователей, что позволит провести мета-анализ, работу над ошибками.
1.4. Фото и видео материалы.
2. Выстроены положительные конструктивные отношения с представителями принимающей стороны (республика Адыгея), которой было предложено выступить целевым регионом для экспедиций НИУ ВШЭ в будущие годы.
3. Налажены продуктивные связи с академическим сообществом Адыгеи с перспективой совместных проектов в дальнейшем.
4. Студенты-участники экспедиции в значительной степени подтянули навыки полевых исследований, в частности, сбора глубинных интервью, анкетирования и работы “в поле” в целом.

 

«По следам строителей Саркела» г. Цимлянск Ростовской области, 31.07-16.08.2018

В полевом сезоне 2018 (август), как и в предшествующие годы, работы носили спасательный характер. Они были связаны с исследованиями района остатков юго-восточной стены крепости, уничтожаемой прогрессирующей эрозией берегового обрыва Цимлянского водохранилища. В пределах трех неполных квадратов, расположенных на кромке обрыва, были открыты типичные для этого района городища развалы каменных стен, состоящие из крупных и мелких фрагментов стеновых известняковых блоков. Фактически это слой щебня мощностью более метра - то что осталось от крепостных стен до основания разобранных местными жителями - казаками в середине XVIII века.
Среди этого каменного завала, была найдена (дополняя коллекцию прошлых сезонов) серия фрагментов стеновых блоков украшенных с лицевой поверхности рядами врезных линий, которые иногда образуют орнамент напоминающий "сетку". Найдено, в том числе, и несколько выразительных образцов. Эта коллекция была пополнена в ходе разведки по берегу водохранилища у подошвы берегового обрыва. Сюда продолжает обрушаться культурный слой памятника, в том числе и фрагменты блоков.
В раскопе 2018 года были найдены и отдельные кирпичи, обозначаемые в литературе как "саркельского типа" и (по-видимому) происходящие из расположенной неподалеку затопленной Цимлянским водохранилищем хазарской крепости Саркел. Находки 2018 года подчеркивают единичность экземпляров кирпичей на Правобережном Цимлянском: зачастую, в результате камеральной обработки, собранные в разных точках раскопа 5-10 мелких обломков кирпича подклеивались в один фрагмент. Также следует отметить находку фрагмента качественно-обожженной красноглиняной "плитки", возможно для облицовки пола. Фрагменты таких, очевидно привозных изделий встречались и в предыдущие сезоны. Их находка показывает вероятность нахождения в крепости зданий "представительского" типа, остатки которых пока не выявлены раскопками.
Найдена керамика характерная для поселений и городищ хазарского времени. Это фрагменты византийских (изготовленных в Крыму) красноглиняных амфор, лощеной столовой посуды, кухонных гончарных горшков. Последние украшены типичным для этого времени орнаментом в виде "волны" - из одной или нескольких врезных параллельных линий. Интересна находка фрагмента керамической походной вьючной фляги или "баклажки" - примечательный элемент снаряжения всадника-кочевника.
Важным научным результатом сезона 2018 стало открытие в одном из квадратов раскопа неразрушенного участка каменной крепостной кладки. Эта кладка состояла из нижнего ряда фундаментных камней, изготовленных из грубо обработанных плит ракушечника, и нескольких сохранившихся стеновых известняковых блоков белого цвета, образующих второй и последующие ряды кладки крепостной стены. Открытые известняковые блоки - тщательно обработаны со всех сторон, в целом они обычной для Правобережного городища прямоугольной формы.
В то же время, при внимательном рассмотрении, оказалось что блоки несколько асимметричны и стиль обработки одной из сторон отличается от других сторон. Возможно блоки были вырублены и обработаны как стандартные изделия, но при установке на место - подработаны с одного "бока" в рамках оформления какой-то архитектурной детали крепостной стены или башни. Однако дополнительные данные на этот счет может дать только продолжение раскопок. Один из найденных блоков нуждается в серьезной реставрации, так как меловой известняк нестоек к воздействиям внешней среды. По завершении раскопок, оба найденных блока переданы в Цимлянский краеведческий музей.
У края обрыва, значительные участки юго-восточной стены и основание башни открыты спасательными раскопками В.С. Флёрова в 2000-х и 2010-м годах. При раскопках в 2017-м, выявлено лишь земляное "ложе" полностью разобранной стены - очень небольшой участок у самого обрыва. Тогда было ощущение, что вся трасса стены, весь участок, где она находилась, уже обрушился в Цимлянское море. Раскопки 2018 года показали, что это, к счастью, не совсем так. Несмотря на активный процесс береговой эрозии, юго-восточная стена городища еще не полностью разрушена.
Продолжение раскопок в этом месте представляется и перспективным с научной точки зрения и срочным для спасения ценных в архитектурном плане участков Правобережной крепости. По итогам экспедиции сделали В.Я. Петрухин о О.В. Белова сделали доклад на международной конференции «Восточнославянский мир Днепро-Донецкого междуречья» (25.10. 2018) в музее «Куликово поле», в феврале –марте 2019 планируется презентация результатов экспедиции в НИУ ВШЭ.

 

«Исследование социальной адаптации работников промышленного предприятия в условиях «неопределенной» занятости и риска сокращения (на примере ПАО АвтоВАЗ)», 07.07-18.07.2018

В результате экспедиции было проведено 27 интервью с бывшими и нынешними сотрудниками ПАО АВТОВАЗ, мужчинами и женщинами в возрасте от 25 до 80 лет: рабочими, инженерно-техническими работниками, представителем топ-менеджмента, председателем первичной профсоюзной организации, руководителем и заместителем руководителя корпоративного университета АВТОВАЗа.
В администрации города состоялась встреча с и.о. руководителя департамента экономического развития и руководителем департамента международных и межрегиональных связей.
По результатам интервью подготовлены транскрипты общим объемом 15 а.л. Также каждым участником подготовлены дневники наблюдений, общий объем которых составил 7,5 а.л.
В ходе экспедиции было проведено семь методических семинаров, на которых обсуждались вопросы текущей работы, включая концептуальные и методические вопросы, в ходе коллективной работы корректировался инструментарий исследования.
Культурно-образовательная программа включала обзорную экскурсию по городу, экскурсии в музей истории АВТОВАЗа и технологический музей АВТОВАЗа, а также посещение жигулевского заповедника и музея-театра «Жигулевская сказка». В ходе интервью был собран обширный материал о специфике труда и занятости, жизненных ценностях и целях, повседневных ритуалах, привычках и особенностях быта рядовых работников АВТОВАЗа и их семей.
Совокупность исследуемых факторов позволяет выделить некоторые характеристики социально-профессионального статуса работников. Полученные данные позволяют описать материальные и социальные условия трудовой деятельности и жизни информантов, особенности их сетей солидарности и межличностной поддержки, основные ограничения и трудности, встающие перед членами данной социальной группы, досуговые практики; результаты интервью также включают информацию по различным аспектам статуса, связанным с защищенности, прекаризацией трудовой деятельности, и групповой идентичности.
Особый акцент в исследовании сделан на экспликации конкретных стратегий и тактик, осуществляемых работниками для адаптации к изменяющимся условиям труда и жизни; были выделены и в дальнейшем будут подробно описаны приемы и действия, направленных на решение актуальных проблем или затруднений, преодоление ситуационных и перманентных рисков. В этой связи в фокус нашего интереса попадают также условия развития и поддержании сетей поддержки, выражающиеся, например, в форме краткосрочных или регулярных коллобарации или различных форм взаимного обмена между индивидами.
Сравнительный анализ данных по разным категориям работников (в том принадлежащих к высшему уровню в должностной иерархии предприятия), принявшим участие в интервью, позволяет выделить несколько видов дискурсов легитимации и социальной справедливости, в частности, конституирующих проблемы занятости и труда. Данные полученные в ходе интервью соотносились с статистическими данными по социально-экономической и финансовой динамике на мезо- и макроуровнях, отобранными на этапе подготовки к экспедиции.
Хотя обстоятельный анализ и интерпретация полученных в ходе интервью и наблюдения данных еще предстоит можно выделить некоторые общие моменты – то, что встает сразу перед глазами. После периода «разрухи» 90-х гг. произошел переход к стабилизации: в интервью ценность стабильность выделяется на фоне остальных основных ценностей; ощущение относительного порядка, который пришел на смену беспорядку прошлых лет высоко ценится информантами и во многом определяет их отношение к событиям, проходящим через их жизнь. Этим ощущением компенсируются текущие трудности в занятости, и связанные с ними риски, и в целом невысокий уровень качества жизни. Таким образом, стабильность оказывается абсолютным благом. Мы являемся свидетелями любопытного формирования контракта между работодателем и рабочими, по условиям которого вместо улучшения условий труда последние получают возможность укрепить свое социальное положение за счет интенсификации эксплуатации их труда.
Привлекательность такого предложения для рабочих (прежде всего для молодежи) объясняется не только материальными, но и символическими выгодами (самоуважение, потребление). Обеспечение желаемой стабильности в своей повседневной жизни достигается рабочими путем переопределения нормы собственного труда. Одной из ключевых задач было эксплицировать логику субъектов отношений внутри и вокруг АвтоВАЗа. Выделены и описаны особенности дискурсов некоторых ключевых тем информационной повестки. Управленческий дискурс, представленный в нарративах с топ-менеджером, членом профсоюза, а также иногда с некоторыми инженерно-технических работникам, в огрубленном виде представляет язык цифр и параграфов из программ развития и улучшения условий труда и производства. Мыслящие и переживающие люди, рядовые работники в нем отсутствуют.
Актуальные проблемы в цехах (жара, травматизм) описываются как явления природного порядка, с которыми хотя и можно справиться, но только для этого нет ресурсов. Этот дискурс и другие планы, которые будут подробного проанализированы в дальнейшем. Дискурс рядовых работников АВТОВАЗа сторонится на основе категорий «стабильность», «справедливость», «народ»/«обычные люди», соотнесения прошлого и настоящего (выраженных в конкретных периодах), ценностей локального патриотизма и связанном с ними различении на «своих»/«мы» и «чужих»/«приезжих»/«они» («москвичи», «французы»), преимуществ и недостатков среды обитания (как выяснилось, важных факторов идентификации тольяттинцев).
Дальнейшее развитие проекта предполагает расширение базы интервью, в том числе за счет привлечения большего числа экспертных мнений (местной элиты, журналистов и т.д.); включение дополнительных тем гайд интервью для того, чтобы более полно репрезентировать социокультурный и социально-политический контекст; формирование специальной подвыборки для изучения конкретных неформальных практик работников АВТОВАЗа как форм вторичной занятости.

 

«Экспедиция по документированию чукотского языка (с. Амгуэма Иультинского района Чукотского автономного округа, г. Анадырь), 10.07-17.08.2018

В экспедиции с разной степенью подробности изучались различные грамматические явления. Наибольшее освещение получили т. н. полипредикативные подчинительные конструкции, то есть сложные предложения, включающие в свой состав два и более простых предложений (клауз), одно из которых главное, а остальные — зависимые (находятся в подчинении к главному). Традиционно среди сложных предложений в грамматиках самых разных языков мира выделяются по семантическому типу полипредикативной конструкции как минимум актантные, относительные и обстоятельственные предложения (первые иначе называются конструкциями с сентенциальными актантами, тогда как вторые и третьи могут быть объединены под ярлыком конструкций с сентенциальными сирконстантами, поскольку зависимая часть является адъюнктом).
Несколько реже получают описание сравнительные конструкции. В существующих грамматических описаниях чукотского языка (двухтомная академическая грамматика П. Я. Скорика, диссертационное исследование М. Данна и др. работы) этот раздел синтаксиса, как правило, лишь схематично намечен. Если обстоятельственные и относительные предложения так или иначе описываются в разделах, посвящённых конвербам и причастиям, то конструкции с сентенциальными актантами обычно полностью игнорируются.
Были получены новые данные относительно конвербов – глагольных форм, употребляющихся в подчинённых клаузах, способных иметь полный набор аргументов, но не выражающих их лицо и число. Особое внимание было уделено конвербам с суффиксами -ma и -k. Ранее из литературы уже было известно, что конверб на -ma выражает одновременность действий, выраженных в главной и подчинённой клаузах, а конверб на -k — предшествование действия, обозначенного в подчинённой клаузе, действию в главной. Однако эту информацию удалось уточнить. Конверб на -ma задаёт «временную рамку» для действия в главной клаузе, т. е. действие в главной клаузе может быть по длительности короче действия, обозначенного конвербом, или же глагол в главной клаузе может обозначать ситуацию, состоящую из нескольких подсобытий, происходящих с перерывами. Конверб на -k, как оказалось, не всегда обозначает предшествование: значение этого конверба зависит от акциональной характеристики глагола, от которого образован конверб. С предельными предикатами в самом деле имеют место интерпретации предшествования или некоторой временной границы, после которой происходили какие-либо события или установилось какое-либо состояние. С непредельными глаголами, однако, употребления в таких значениях невозможны, а конверб на -k выражает одновременность действий в главной и подчинённых клаузах или причинно-следственную связь между ними.
Была изучена сочетаемость нескольких чукотских глаголов с разными типами сентенциальных актантов в качестве объекта, а именно с инфинитивом, номинализацией, формой на -ɬʔ, формой на -jo, финитной клаузой (вводимой бессоюзно), финитной клаузой с комплементайзером iŋqun ‘чтобы’. Рассматривались предикаты, имеющие следующие значения: ‘любить’, ‘отказываться’, ‘надоедать’, ‘пробовать’, ‘уставать’, ‘забывать’, ‘учить’, ‘смотреть’, ‘видеть’, ‘слышать’, ‘слушать’, ‘знать’, ‘не знать’. Для всех глаголов информанты считают допустимым использовать инфинитив, если у главной и зависимой клауз общий субъект, и т. н. причастия (формы на -ɬʔ и на -jo), если у главной и зависимой клауз разный субъект. В качестве объекта глагола ‘учить’ инфинитив можно использовать, даже если у главной и зависимой клауз разный субъект. Соположение клауз однозначно допустимо при нефинитном предикате ‘знать’. Допустимость комплементайзера iŋqun при этом варьируется по информантам.
Номинализация однозначно допустима при глаголе ‘пробовать’, при других глаголах скорее запрещена, нежелательна или не имеет трактовки сентенциального актанта. Сентенциальные актанты, выступающие в роли объекта, предпочтительно ставить в начало предложения. Была исследована номинализация с показателем -ɣərɣ. Особое внимание уделялось исчислению способов выразить при ней аргументы. Как оказалось, у непереходного глагола единственный аргумент может выражаться формой посессива (генитива) у любого глагола, а также может выражаться номинативом или инкорпорироваться у неаккузативных глаголов. У переходного глагола агентивный участник выражается формой посессива (генитива) или инструменталисом, а пациентивный участник инкорпорируется или выражается номинативом. У номинализации, стоящей в позиции именного сказуемого, участник может выражаться локативом или дативом.
Помимо маркирования актантов, изучались свойства различных контекстов, в которых может выступать номинализация (номинативное зависимое глагола, именной предикат в номинативе, модификатор клаузы в инструменталисе), связывание актантов номинализации, возможность употребления наречных и адъективных модификаторов в клаузе с номинализацией, способы отрицать номинализацию. Помимо полипредикативных подчинительных конструкций значительное внимание получили особенности амгуэмского говора в плане выражения именного числа и возможности изменения существительных по личному склонению.
В плане сбора грамматического материала были выполнены и даже перевыполнены все поставленные задачи. Last but not least — студенты получили прекрасную возможность применить полученные на 1–2 курсах теоретические знания «в деле», к реальным задачам полевого лингвиста, освоили новые методы сбора и анализа языкового материала, технику полевого интервьюирования и построения коммуникации с информантами, узнали немало о традициях и культуре оленных чукчей, языком которых они теперь занимаются.
Теперь предстоит большой и сложный период обработки и осмысления полученных данных. Однако не приходится сомневаться, что эти ценные данные найдут достойное место в курсовых работах и диссертационных исследованиях, статьях и докладах на международных конференциях.

 

«Ревитализация удмуртской культуры как форма политического протеста молодежи», 27.08-06.09.2018

В целом, график экспедиции был интенсивным. Его можно разделить на три большие взаимосвязанные составляющие.
Первая – научно-исследовательская, «полевая» часть. На ранней фазе она заключалась в поиске «привратников» и иных путей входа в «поле». Этот этап прошел без видимых трудностей, благодаря большой подготовительной работе, проведенной организаторами экспедиции, которые сами неоднократно посещали регион предполагаемого «поля», а также заранее обеспечили выход на «привратников» из числа местных жителей, оказавших большое содействие при планировании, подготовке и проведении экспедиции.
Второй этап «полевой» части заключался в пилотной обкатке подготовленных опросников и гайдов для интервью. А также первом опыте входа в «поле» студентов. После пилотных опросов и рефлексии по их поводу экспедиция вошла в устойчивый режим работы.
Завершающий этап полевой части состоял в сборе интервью и опросов, а также обработке собранной информации и подготовке ее для дальнейшего анализа.
Второй большой составляющей экспедиции является ее образовательная компонента. Помимо «полевых» работ студенты получили возможность развить свои навыки в смежных дисциплинах, а также на практике освоить методы сбора и анализа данных. Третья компонента культурно-досуговая. В программе экспедиции было предусмотрено время для осмотра основных достопримечательностей Удмуртии, знакомстве с регионом, его людьми, культурой и традициями, что всячески обогащало участников экспедиции и помогало им в исследовательской работе.

 

«Христианские древности Карачаево-Черкессии», 26.08-10.09.2018

Рядом с Сентинским храмом (Нижняя Теберда), построенным в 965 г., находится древний мавзолей (Х в.), из-под юго-восточного угла которого проступают очертания стены здания с апсидой, впервые отмеченные В. А. Кузнецовым. Было высказано предположение, что данное здание могло быть первым храмом на этом месте, построенным после 914 г. (крещение аланского правителя) и разрушенного около 932 г. (изгнание христианского клира из Алании хазарами). Статус Сентинского храма как царского заказа и наличие уникальных мавзолеев Х в. могут указывать на то, что это место уже в начале Х в. было весьма почитаемым. Таким образом, раскопки должны были прояснить хронологию и причину монументального строительства на месте Сентинского храма.
В ходе работ у мавзолея был раскрыт высокий полукруглый цоколь. Неглубокое залегание скалы оставляет неясным, принадлежит ли он мавзолею или более раннему храму. Снаружи мавзолея были найдены предметы, выброшенные грабителями еще в древности: часть узорного стекла, половина импортной бусины XII–XIII вв. и кости животных. Средний Зеленчукский храм на Нижнеархызском городище был, по предположению А. Ю. Виноградова и Д. В. Белецкого, кафедральным собором Аланской митрополии. Археологические и реставрационные исследования здания выявили швы, которые показали наличие в нем двух этапов древнего строительства: вначале храм был заложен в форме латинского креста с одним, юго-восточным приделом, а достроен был с добавлением второго, северо-восточного компартимента.
Раскопки В. А. Кузнецова проводились только на стыке рукавов креста и угловых восточных компартиментов. Для выявления хронологии строительства храма были проведены работы на не исследованных ранее участках: раскопки в юго-восточном приделе, и шурфовка у пилястров западного рукава, где отмечаются строительные швы.
Проведенные работы позволили прояснить хронологию строительства и элементы строительной техники – установить технику кладки стен и устройство фундамента, более глубокого в западной части южного рукава. Также удалось обнаружить фрагменты двух древних полов (известкового и цемянкового), которые были разрушены при монашеской реставрации XIX в. Кроме того, были найдены фрагменты осыпавшихся оригинальных фресок и осколки керамики, в том числе поливной.

 

«Формирование туристической привлекательности города Керчь», 10.09-16.09.2018

Содержательные итоги экспедиции изложены далее по выделенным выше направлениям. Экспедиция в город Керчь состоялась в рамках проекта НИУ ВШЭ «Открываем Россию заново». В экспедиции приняли участие 9 студентов и четыре выпускника НИУ ВШЭ.
Состав группы: два студента факультета медиакоммуникаций, два студента магистерской программы «Психология в бизнесе», пять студентов департамента ГМУ факультета социальных наук. Выпускники МП «Психология в бизнесе» (3 человека) приняли участие в экспедиции на добровольных началах. Экспедицию возглавили профессор Н.Л.Иванова и доцент Н.В.Антонова. Цель экспедиции – формирование туристической привлекательности города Керчь. Экспедиция была организована при поддержке администрации города Керчь.
Основные этапы экспедиции: Подготовительный этап. Этот этап был проведен до начала экспедиции, включал следующую работу: 1) опрос по разработанной методике с целью выявления туристической привлекательности города Керчь для россиян; 2) анализ сайтов и форумов с целью выявления актуального имиджа города Керчь как туристического центра. 1 этап. 10-11 сентября. Сбор группы, выделение задач, формирование плана работ. 2 этап. 12 – 16 сентября. Сбор информации. 3 этап. 16 – 30 сентября. Обработка собранной информации, подготовка отчета.
Направление 1. Городская администрация и ее роль в формировании туристической привлекательности города Керчь. В рамках проекта «Формирование туристической привлекательности города Керчь» было проведено исследование, направленное на разработку стратегии развития города и региона в сфере туризма.
Для достижения целей, поставленных в проекте, был разработан план проведения беседы, который включал в себя качественный контент анализ информационных источников города, определение наиболее важных тем для обсуждения с представителями администрации и построение каналов коммуникации между участниками проекта и администрацией города Керчь. В ходе данной беседы был выявлен запрос на поиск новых решений благоустройства и развития города.
Для структурирования информации и стимуляции творческого потенциала было решено провести креативную сессию в рамках проектной группы. Данная сессия была основана на четко разработанном и обоснованном сценарии. В нее был включен и использован инструментарий тренинговых практик и фасилитационных методик. В ходе открытой дискуссии с советником мэрии, курирующим проекты в туристической сфере, мы обсудили несколько вопросов, касавшихся улучшения имиджа города как разнопланового туристического центра, проблем взаимодействия муниципальной власти и локальных предпринимателей, затронули целый ряд вопросов и направлений, ставших актуальными после открытия Крымского моста.
1. Что касается вопроса о превалирующем направлении туризма, то здесь представитель администрации города во многом выражает согласие с позицией дирекции музея, которые отмечают большую привлекательность города как локального центра историко-культурного и экскурсионного туризма. Пляжное направление, по словам советника мэрии, тоже должно развиваться, но носить второстепенный характер. При этом, как было отмечено в разговоре, в отдельное направление следует выделить направление военно-патриотического туризма, актуализировавшееся в последнее время в связи с созданием «Юнармии» или «Нашествия», спонсором и активным модератором которого выступает МО РФ. Советник мэра обмолвилась также и о планах создания большого паркового центра в рамках проекта парка «Патриот» под эгидой Минобороны России, но никаких конкретных цифр, касающихся бюджета, сроках реализации и планируемого количества посетителей, названо не было. На наш взгляд, данная площадка может послужить подходящей локацией для проведения фестивалей по типу уже упомянутого выше «Нашествия», а также различных мероприятий в рамках организаций военно-патриотической направленности.
2. В связи с открытием в начале Курортного сезона 2018 Крымского моста, резко обостряется ситуация с дорожной сетью в городе, и, в перспективе, с парковками. На сегодняшний день состояние дорог в центральной части города можно оценить как удовлетворительное, что нельзя сказать о дорогах в районах Керчи, расположенных ближе к окраинам. При этом, затруднён проезд к целому ряду объектов историко-культурной направленности, как, например, к городищу Мирмекий. Что же касается вопроса о парковках, то ожидается, что он актуализируется в ближайшие пару лет в связи с «освоением и популяризацией» пути через крымский мост, и, можно предположить, что актуальность создания полноценной системы муниципальных парковок будет прямо коррелировать с улучшением дорожной системы в нецентральных районах города. При этом следует учитывать, что ситуация с ненадлежащим качеством дорог на окраинах города может осложняться тем, что многие дороги и подъезды к некоторым рекреационным объектам не относятся к ведению муниципалитета.
3. Ситуация с эксплуатацией и развитием системы муниципальных пляжей также неоднозначна. С одной стороны, отмечаются определённые успехи в эксплуатации некоторых пляжей в рамках заключённых концессионных договоров с местными предпринимателями. С этого года, принимая во внимание достижение определённых результатов в модернизации пляжей, было принято решение продлить срок действия типового договора концессии с 5 до 7 лет. С другой стороны, многие пляжи, в особенности находящиеся рядом с санаториями и домами отдыха, испытывают явные проблемы с недостатком финансирования и необходимостью обновления/замены части инфраструктуры «утилитарного характера» - в частности, канализационных систем.
4. Был предложен ряд решений в части улучшения информационного обеспечения туристической деятельности. Так, поднят вопрос о необходимости становления/приведения в порядок существующих информационных стоек рядом с различными историко-культурными объектами: горой Митридат, городище Мирмекий, иные памятники древней архитектуры и раскопки. Подобные меры были успешно применены, например, при реконструкции исторического комплекса «Свияжск» в часе езды от г. Казань. В ходе креативной сессии было также предложено оформить все объекты навигации в едином античном стиле, а также разработать анимационного «героя» в виде грифона, как символ города, который может использоваться на указателях, картах для туристов и информационных табличках.
Помимо информационных стоек, мы обратили внимание представителя администрации на неудовлетворительное состояние рекламных стендов и билбордов, особенно в центральной части города. Наше предложение здесь заключается в том, чтобы часть пустующих билбордов заполнить средствами туристической навигации – информацией о том, что есть в городе, как лучше добраться до исторических памятников, и классифицировать данные места отдыха по удобности и доступности для различных категорий населения : семьи с детьми, маломобильные категории граждан, люди с ограничениями слуха/зрения. Наконец, была выдвинута идея о запуске системы «сити-бас» как наиболее бюджетном и удобном способе посещения большинства знаковых для Керчи достопримечательностей.
Направление 2. Бизнес и его роль в формировании туристической привлекательности города. Исследование туристической привлекательности города Керчь со стороны бизнес сообщества проводилось на основе метода полуструктурированного интервью. Данный метод включает в себя несколько заранее подготовленных вопросов и некоторое количество дополнительных вопросов, которые задаются интервьюером для более четкой фокусировки респондента при ответе на вопросы. На основе кабинетных исследований был сформирован список вопросов респондентам, в который вошли вопросы, ответы на которые позволяют с достаточной степеней четкости определить вектор развития туристической привлекательности города Керчь с точки зрения бизнеса.
Основной список вопросов состоит из следующих:
1) Почему для вас важно развитие туристической привлекательности города Керчь?
2) Чем для вас ценен город Керчь?
3) Как вы видите развитие бизнеса в городе?
4) Почему решили развивать свой бизнес в городе Керчь?
5) целевая аудитория Вашего бизнеса? В число респондентов были включены бизнесмены, которые являются успешными представителя сегментов, непосредственно взаимодействующих с туристами: пляжный досуг, отрасль питания, проживания и санаторно-лечебный комплекс: Анатолий Красников (директор городского пляжа и пляжа в с. Героевское), Надежда Павлова (директор сети ресторанов города), Сергей Николаевич (основатель и владелец архитектурной компании, занимающейся строительством эко-отелей и эко-жилья в городе), София Стукан – менеджер санатория «Москва-Крым». Результаты интервью фиксировались на видео и аудио запись.
В качестве инструмента анализа результатов интервью был выбран качественный анализ интервью. В результате анализа были получены следующие результаты:
1. Повышенная сложность ориентации в условиях неопределенных условий изменения требований документного оборота.
2. С открытием транспортной связи с континентом появился значительный поток туристов, который привёл к повышению спроса на услуги бизнеса и потенциальному его расширению.
3. Историческая ценность города является достаточно важным критерием принятия решения об открытии бизнеса в городе.
4. Слабо простроенные каналы коммуникаций между бизнесом и представителями муниципального управления.
5. Сложность прогнозирования сезонных флуктуаций в размерах туристического потока и связанного с этим сложностью подбора и адаптации кадров.
6. Видение города в образе места отдыха на несколько дней для посещения памятников истории является приоритетным между бизнесменами.
7. Исторически культурная направленность города рассматривается бизнесменами как наиболее оптимальное для данного стадии развития города.
8. Развитие бизнеса возможно только с комплексным развитием инфраструктуры и туристической направленности города.
9. Выявлен сезонный тип занятости квалифицированного персонала, затрудняющий поиск и интеграцию новых работников.
10. Неопределённость будущего развития региона понижает уровень реинвестиций в расширение бизнеса.
На основе анализа полученных результатов были сформулированы соответствующие рекомендации: 1. Создание информационных центров по юридической консультации бизнеса для оптимизации процесса взаимодействия муниципальных органов власти и представителей малого и среднего бизнеса. 2. Создание программы привлечения волонтёров и стажёров на период высокого сезона со всех регионов страны. 3. Системное обучение и повышение квалификации персонала, работающего в сфере туризма. 4. Регулярная интеграция новых практик управления линейного персонала и руководящего состава. 5. Проведение стратегических и тактических сессий с целью повышения вовлечённости персонала в интеграцию новейших методик работы с клиентом. 6. Регулярное использование практик повышения лояльности персонала, работающего с туристами с целью качественного изменения работы с клиентом.
Направление 3. Культурно-исторический туризм (музеи, памятники истории). В рамках данного направления были проведены встречи с руководством Керченского музея-заповедника, а также посещены исторические и музейные объекты города: Керченский археологический музей, Золотая кладовая, раскопки города Мермикий, раскопки города Пантикапей и мемориал павшим воинам на горе Митридат, музей в поселке Эльтиген. Из встречи с руководством музея-заповедника студенты узнали много истересной информации о мероприятиях, которые проводятся в городе. Музей- заповедник – это не только комплекс уникальных исторических мест и экспонатов, но и площадки для интересных мероприятий, от международного фестиваля античной культуры «Боспорские Агоны» до рок-фестивалей и военных мероприятий.
По информации, представленной на сайте восточно-крымского ИКМЗ последний значится ответственным за проведение такого мероприятия как "Боспорские агоны". Это мероприятие указано, как "фестиваль античного искусства", что можно трактовать значительно шире, нежели тот же ММКФ или ежегодный фестиваль "Спасская башня". В Керчи проводится множество мероприятий: фестивали, конференции, концерты и тд. Например, в крепости проводился Рок-Фестиваль (на 5000 человек). Стоит добавить, что бюджет на фестиваль античного искусства Боспорские агоны, который проводится в течении 20 лет более 3,5 млн. рублей.
Аудитория в основном из Крыма и близлежащих областей, а также жители СНГ и стран, которые не боятся санкций. Инфраструктуры и мест для размещения катастрофически не хватает. Был запрос на крупную конференцию, требовалось 300 одноместных номеров. Город этот запрос удовлетворить не смог. В городе есть несколько отелей, но их уровень требует дальнейшего развития. С точки зрения объектов, привлекательных для посещения, Керчь крайне богатый исторический центр с древним наследием.
Наследие прекрасно сохранилось и по сей день: 1) реставрация склепа Деметры, посвященного жрице 1 век до н.э 2) 2625 летний Пантикапей 3) курганы 4) Аджимушкай 5) Митридат 7) строится исторический кинотеатр 8) древний храм 9) городище Мирмекий 10) Лапидарий и тд. Были также обсуждены некоторые проблемы в этой области. Многие музеи сейчас - не только в регионах, но и в столице, особенно, если они не являются узкоспециализированными ведомственными, а, так скажем, общего профиля, сталкиваются с проблемой дефицита кадров. Здесь мы говорим именно о сотрудниках, непосредственно включённых в основные виды деятельности музея, не беря в расчёт бухгалтеров или дворников.
Вопрос кадров является острым для всей Керчи. Расширять кадровый состав за собственный счет получается медленно, поэтому привлекаются молодежь из Таврического университета (это главная кадровая артерия), Ялтинского гуманитарного института. В течении двух лет мы сотрудничаем с Томским университетом. Ребята с факультета дизайна сделали в музее: макет Пантикапея, оказывают помощь в организации выставок, помогают улучшить ландшафтный дизайн входной группы. Не все музеи доступны для маломобильных граждан. Несмотря на это проводятся экскурсии для глухонемых, слепых и аутистов. Девять музеев в городе могут посетить люди с ограниченными возможностями. Например: историко-археологический музей, царский курган, картинные галереи, лапидарий, гончарная мастерская и ещё несколько других музеев.
Обсуждение дальнейших планов развития музея-заповедника выявила следующее. Сотрудниками музея планируется новый проект “Золотое кольцо Боспора”. Он объединит в рамках одного туристического маршрута различные города Тамани и Крыма по аналогии с золотым кольцом вокруг Москвы. Во время советского союза ежегодно в музеях Керчи было по 500 000 человек. После распада союза, цифра упала так стремительно, что музей в год посещало менее 100 тысяч человек. Стараниями сотрудников музея и всех кто оказывал им поддержку, сегодня цифра снова выросла и находится в районе 300 000 человек в год. Это отличный показатель и , надеемся, он будет расти! Рекомендации Развитие культурного кластера - Поскольку туризм создает преимущества для всего Крыма, следует развивать информационные центры и за пределами Керчи. Например, экскурсии на поезде, в рамках круизных маршрутов или по автобусному маршруту, охватывая культурные памятники по всему региону.
Кадровая политика в сфере культуры - Хотя в Крыму есть немало образовательных программ, их наполнение преимущественно академическое. По нашему мнению, существует необходимость обучать работников культуры практическим навыкам, например, управлению проектами, маркетингу и налаживанию партнерских отношений между институциями. Особую важность эта рекомендация представляет для Керчи, обладающей большим культурным наследием.
- Также мы отмечаем необходимость высокой мотивации сотрудников музеев и начилие последовательной поддержки их карьерного развития. Есть предложение создать образовательный центр для работников сферы культурного наследия.
Финансовая поддержка.
- Существует необходимость создания новых моделей менеджмента и финансирования культурных проектов и наследия, которые включали бы международных доноров и инвесторов, сотрудничество государства с бизнесом.
- Мы пришли к выводу, что, судя по всему, наблюдается значительный дефицит финансирования, как так существует возможность содержать организации, но не развивать.
Методология 1. Метод сбора данных: Интервью\опрос a. Интервью мы проводили с ученым секретарем ГБУ РК “ВКИКМЗ” Блиновой Людмилой Валентиновной b. Внешний опрос проводился с 15 респондентами (гости города Керчь) c. Внутренний опрос проводился с 10 респондентами (жители города Керчь) Для составления отчета использовался метод многомерного кластерного анализа данных Основные результаты изложены в теле отчета в виде устных заметок, выводов и рекомендаций для культурного кластера города Керчь. Результаты фиксировались в трех вариантах: . Видеосъемка a. Фотосъемка b. Письменно  
Направление 4. Медицинский туризм. Одним из пунктов полевого исследования туристической привлекательности города Керчь была работа в санатории “Москва-Крым”, в рамках которой использовались смешанные методы сбора данных: наблюдение, опрос, фокус-группа, глубинное интервью. Для решения поставленных задач были выбраны методы эмпирического сбора данных. Наиболее оптимальными вариантами анализа данных для такого дизайна исследования являются частотный анализ и интерпретация. В ходе исследования был проведен опрос, в котором приняли участие 25 респондентов. Опрос состоял из 15 открытых вопросов, в которые входили социально-демографические и географические, а также вопросы, которые были направлены на выяснение отношения проживающих к санаторию “Москва-Крым”. Кроме того, вопросы были разделены на 7 категорий: столовая/питание, медицинское обслуживание, персонал, номера, развлечения, пляж, инфраструктура на территории.
Все опрошенные являются отдыхающими санатория. Половозрастной состав – мужчины и женщины старше 35 лет. 96% участников опроса проживают в санатории на социальной основе. Это является ограничением данного исследования, поскольку сентябрь – месяц социальных путевок. Подавляющая часть респондентов приехали из Москвы. Касательно состава, которым приезжают постояльцы, примерно равное количество людей отдыхают самостоятельно или с семьей и друзьями. На основании собранных данных были получены следующие результаты: респонденты отмечают, что количества еды достаточно, но вкус и качество приготовления “оставляют желать лучшего”. Многие высказывали предложения о расширении ассортимента. Касательно медицинского обслуживания, то подавляющее большинство респондентов отметили высокий уровень предоставляемых услуг и квалификации врачей. Номера соответствуют уровню санатория. Стоит добавить, что все опрошенные высоко оценили уровень персонала, ответив их вежливость и доброжелательность, а также отсутствие хамства.
Было выделено много негативных ответов, касающихся пляжа, инфраструктуры на территории санатория и за ее пределами. Респонденты отметили неочищенный от водорослей берег, отсутствие матрасов на лежаках, а также скудную развлекательную программу. Также важно добавить, что все респонденты приехали отдыхать и лечиться в санаторий “Москва-Крым” впервые, но большинство отказалось приезжать повторно и рекомендовать своему окружению.
После этого была проведена стандартная фокус-группа:
ее продолжительность - 1,5 часа;
количество участников - 6 человек;
распределение ролей - два ассистента и три модератора, чья работа протекала в форме сотрудничества, которое предполагало, что один из модераторов следит за развитием групповой динамики и плавный ход группы, а два других следят за тем, чтобы были затронуты все содержательные аспекты беседы.
Респондентами данной фокус-группы являлись пожилые люди, проживающие в санатории “Москва-Крым”. Темы обсуждения были разбиты по блокам: номера/размещение, территория, столовая, инфраструктура, пляж, сервис, медицина, досуг, буфет, заселение.
В ходе фокус-группы удалось выяснить, что не устраивает постояльцев в санатории. Участники заполнили блоки недостатками санатория, с которыми они столкнулись во время проживания в этом месте, а также поделились своими пожеланиями и предложениями, которые будут приведены ниже.
1. Номера/размещение: недостаточная информированность о трансфере между аэропортом и санаторием; неудобный трансфер, так как перемещение постояльцев осуществляется только одним автобусом в в дневные часы; необходимо заменить холодильники на единицы большего размера и большей мощности; необходимо добавить в номера стаканы, подвески для мыла (2 шт), крючки для полотенец; следует, чтобы при заселении в номере присутствовали не только полотенца для личной гигиены, но и пляжные.
2. Территория: необходимо осуществлять ежедневную уборку территории в ранние утренние часы до окончания завтрака; задействовать большее количество персонала для уборки территории; облагородить как переднюю преусадебную территорию, так и заднюю; регулярно убирать антропогенные отходы у мангала; увеличить количество освещения по всей территории санатория; больше беседок.
3. Столовая: разнообразить ассортимент фруктов; приспособить подъем в столовую для маломобильных граждан; убрать разграничение залов и питания для социальных и туристических путевок (сделать равные условия).
4. Инфраструктура: оказывать помощь постояльцам при выходе из автобуса и погрузке в него во время приезда/отъезда; размещать на сайте информацию о трафике на дорогах из аэропорта до санатория; разместить указатели на подъезде к санаторию, содержащие информацию о его местоположении; сделать ремонт дороги прилегающей к санаторию; размещать информацию о стоимости трансфера из аэропорта до санатория и обратный путь.
5. Пляж: сделать дорожки и освещение у моря; осуществлять ежедневную уборку пляжа и вывоз мусора в ранние утренние часы до окончания завтрака; закупить надежное спасательное оснащение; заменить или убрать детское развлекательное оборудование (батут) в море, учитывая специфику гостей.
6. Сервис: сделать более удобный информационный стенд с экскурсиями, где будет содержаться расписание и цены; сотрудники ресепшена не обладают достаточной информацией о трансфере; предоставлять постояльцам номер бюджетного трансфера; стенд с объявлениями не оснащен достаточным освещением.
7. Медицина: следует удерживать цены на том же уровне в будущем; следует улучшить информированность как о платных процедурах, так и о бесплатных; повысить клиентоориентированность (акцентироваться на индивидуальные потребности гостей).
8. Досуг: не хватает теннисного стола, велосипедов; организовать групповые велопрогулки; повысить информированность гостей о городском музеи; не хватает шаттлов (автобусов) в город туда и обратно; не хватает аниматора для взрослых.
9. Буфет: добавить в ассортимент сезонные фрукты (не только яблоки), чай, кофе (растворимый), булочки, сладости, печенья для детей, кисломолочные изделия.
10. Заселения: следует каждому выдавать брошюры с полной информацией о санатории; не хватает диванов в холле на первом этаже.
На основании полученных данных предложены следующие рекомендации: Информированность проживающих:
1) выставить полную информацию о вариантах трансфера на сайт отеля,
2) завести почту с собственным индивидуальным доменом;
3) оборудовать информационные стенды;
4) разместить указатели на подъезде к санаторию, содержащие информацию о его местоположении.
По благоустройству территории:
1) светодиодные фонари, заряжающиеся от солнечного света;
2) воспользоваться услугами ландшафтного дизайнера. Для этого можно нанять на стажировку группу студентов, обучающихся в аграрных университетах на факультете ландшафтного дизайна.
3) увеличить количество персонала, занимающихся уборкой территории;
4) проводить уборку территории в ранние утренние часы до окончания завтрака;
5) сделать дорожки и освещение у моря.
Столовая:
1) в случае дальнейшей работы с маломобильными гражданами, приспособить подъем в столовую;
Медицина:
1) повысить клиентоориентированность (акцентироваться на индивидуальные потребности гостей). Кроме того, было проведено глубинное интервью с менеджером по туризму санатория – Софией Стукан. Было выявлено несколько ключевых проблем, которые можно распределить по двум блокам: внутреннему и внешнему. К внешнему блоку относятся проблемы, вызванные нарушенной коммуникацией между администрацией г. Керчь и администрацией санатория.
Например, неразрешенной остается проблема по ремонту дорог, ведущих к территории санатория по улице Московская. По словам менеджера участок дороги нуждается в срочном ремонте, поскольку является «лицом» санатория. Администрация города, в свою очередь, не имеет средств для осуществления ремонта конкретного участка дороги и относит его не к самым «приоритетным» задачам на данный момент, отмечая, что это «вопрос долгосрочной перспективы». Еще одной из проблем внешнего блока является обустройство пляжа и доступ к нему. Администрация г. Керчь обязала руководство санатория «Москва-Крым» открыть доступ ко всей прибрежной территории и морю. Вследствие этого, как отмечает администрация санатория, участились случаи кражи личных вещей отдыхающих.
К блоку внутренних проблем относится недостаток номеров в санатории и невозможность размещения всех желающих в сезон и межсезонье. Так, по словам менеджера, с увеличением числа путевок для льготных категорий населения исчезла возможность размещения большого количества физических лиц. Еще одной проблемой внутреннего блока является нехватка молодых, квалифицированных кадров как в санатории, так и в медицинском корпусе. Об этой проблеме упоминалось как в разговоре с менеджером, так и с главным врачом санатория. Несмотря на то, что молодые практиканты заинтересованы в рабочих местах, которые предоставляет санаторий, низкая зарплата не позволяет им рассматривать данное место в качестве постоянной работы.
В ходе интервью с главным врачом – Матюхиным Николаем Леонтьевичем, было упомянуто количество пациентов медицинского центра, которых им удается обслужить с февраля по сентябрь, и оно приблизительно равно 2000 тысячам человек. Большое число постояльцев составляют спортсмены, которые приезжают в санаторий на различные соревнования, турниры из-за обустроенной спортивной площадки и бассейна. На данный момент в медицинском центре расширяется список предоставляемых услуг.
На основе выделенных проблем ниже перечислены рекомендации:
1. Проблема: обустройство пляжа и доступ к нему. Согласно ст.6 Водного Кодекса РФ руководство санатория обязано открыть доступ к пляжу и прибрежной линии для всех желающих. То есть каждый желающий может пройти на территорию санатория, что приводит к учащению случаев воровства на пляже, а также ставит под угрозу безопасность отдыхающих. Решение: сделать платным пользование имуществом санатория для посторонних посетителей и организовать блокпост при входе на пляж, в котором будет находиться сотрудник санатория, в функции которого будут входить: выдача пляжных полотенец для отдыхающих, получение платы за лежаки, зонтики и т.п.
2. Проблема: нехватка молодых, квалифицированных кадров как в санатории, так и в медицинском корпусе. Решение: привлечение студентов и практикантов из различных учебных заведений, в особенности из ВУЗов Москвы и Санкт-Петербурга. Студенты ВУЗов и колледжей могут работать на добровольной основе, в то время как администрация санатория обязуется предоставлять им место для проживания и питание. Поскольку 2018 год был объявлен годом добровольца (волонтера) большую часть вовлеченных кадров могут составлять именно волонтеры, откликнувшиеся на заявку санатория «Москва-Крым».
3. Проблема: сложности размещения всех желающих в сезон и межсезонье, с увеличением числа путевок для льготных категорий населения исчезла возможность размещения большого количества физических лиц. Решение: планируется постройка деревянных срубов на территории, прилегающей к пляжу и бассейну, для пациентов медицинского центра и всех отдыхающих санатория. Разгрузка основного корпуса позволит увеличить и число медицинских кабинетов, в которых нуждается персонал санатория.

 

VII Осенняя выездная школа «Историко-культурное наследие Северо-Восточной Руси», 14.09-18.09.2018

География: Рыбинск – Пошехонье – Кукобой – Любим – Данилов –Вятское – Бор– Красный Профинтерн – Рыбницы – Аббакумцево – Яковлевское – Толга – Норское – Ярославль — Красное — Левашево – Введенье — Великое — Татищев погост — Переславль-Залесский Осмотр храмов Ярославля (собор Спасо-Преображенского и Толгского монастырей, храмы Похвалы Пресвятой Богородицы, Дмитрия Солунского, Богоявления, Архангела Михаила, Спаса-на-Городу, Николы Рубленый город, Ильи Пророка, Николы Надеина, Рождества Христова и Петра и Павла) ставил учебную задачу — изучить основные, типичные черты ярославской традиции древнерусского зодчества. Архитектура Ярославля своеобразной точкой отчёта: если в селах и городах мы часто видели нетипичные храмы или храмы не лучшего художественного качества, то храмы Ярославля, культурного центра области, являлись в определенной степени эталонами и образцами. Ту же роль сыграло изучение ярославской иконописи XVI–XVIII вв. в коллекции Художественного музея: после этого нам было легче понимать ценность неизученных объектов в храмах ярославской глубинки. Особое значение в этом музее имеет коллекция купеческого портрета; этому феномену посвятила статью Вероника Никишова.
Институциональной истории Ярославского художественного музея посвящено подробное исследование Екатерины Здобновой. Рыбинск. ДК Переборы — интересный образец советской архитектуры, много раз перестроенный и переделанный, сочетающий в себе античные и конструктивистские элементы.
Создана статья Дарьи Лихачевой. Ценность объекта осознается пользователями, состояние отличное. Комплекс Рыбинского гидроузла — выдающийся образец сталинской архитектуры с итальянскими элементами, но, к сожалению, мало приспособлен для туризма (запреты на фото, отсутствие стоянки для автобуса и т.п.). Противоположный пример — связанный с ним поселок строителей ГЭС. Он своеобразно законсервировал атмосферу СССР, в нем создан музей, которому, однако, не хватает рекламы, на что жалуются его сотрудники. Интересен мост через Волгу, образец советского модернизма, которому посвящена статья Льва Левицкого.
Главные памятники центра Рыбинска — Спасо-Преображенский собор (отличный классицизм) и здание Новой хлебной биржи (русский стиль) — хорошо отремонтированы. Находящейся в последнем Музей имеет отличную коллекцию купеческого портрета (материал использован в статье Верники Никишовой, см. ниже) и икон, неплохо экспонированную; тем не менее, ее значение и качество плохо объяснено в аннотациях, что очень прискорбно. Конструктивистский торговый центр частично перестроен (доклад Дианы Салахеддин). Рыбинск выделяется интересным памятникам начала ХХ века, которым посвящены статьи Ольга Макридиной, Ильи Малахова и Анны Агаповой. Рыбинский вокзал является редким образцом хорошей реставрации последнего времени (2014), отмеченной даже специальной премией.
Среди редких образцов столичной архитектуры вне важнейших городских центров стоит упомянуть постройки Красного Профинтерна — дом для рабочих в стилистике северного модерна и два дома в эклектическом стиле, построенных братьями Понизовкиными (статья Ольги Яковлевой), а также потсреонный по проекту молодого Шехтеля особняк Локалова в селе Великом (статья Александры Шуриновой). Примечательна разнообразная современная судьба этих объектов — дом рабочих заселен лишь частично и приходит в полный упадок, дома Понизовкиных отреставрированы фирмой «Ташир» и предполагаются к использованию как арт-центр, а усадьбу Локалова в скромном, но приличном состоянии использует детский дом, чья администрация — что замечательно — позволяет посещать объект.
Самую существенную часть объектов нашей экспедиции составили действующие православные храмы. Троицкий собор в Пошехонье — интересный образец двустолпной конструкции, ранее не был опубликован. В соседнем селе Кукобой находится храм в русском стиле, построенный по проекту выдающегося архитектура В.А. Косякова. Храму и архитектору посвящены статьи Ксении Линьковой. Другому проекту того же автора — Казанскому монастырю близ города Данилова — посвящена статья Наталии Агаджановой. Здесь нас порадовало исключительно бережное отношение насельниц монастыря к вверенному им художественному наследию. Введенская церковь города Любим сохранила уникальное убранство, причем не только иконостас и живопись, но и редчайшую церковную утварь. Фотофиксация этого и всех последующих церковных интерьеров является ценнейшей, т.к. редко доступны для обозрения и тем более фотографирования. Материалы будут использованы в подготовке Свода памятников РФ (Ярославская обл.), а также в дальнейших исследованиях по русской архитектуре.
Нам удалось осмотреть не закрывавшиеся в советское время и сохранившие историческое убранство храмы в следующих селах — Вятское, Бор, Рыбницы (статья Марфы Кузнецовой), Аббакумцеве, Норском (статья Михаила Дынина, Красном, Левашове (статья Кристины Сааковой), Введенье, Великом (статья Людмилы Ерамовой) и Татищевом погосте (статья Софии Шевчук).
Среди осмотренных интерьеров особую ценность представляют коллекции икон в пригородных храмах Ярославля — Крестобогородском и Яковлевско-Благовещенском. Возможность воспользоваться нашими наблюдениями и материалами будет исключительно ценной для наших коллег, исследователей древнерусского искусства. Беседы со священнослужителями дали нам ценный материал об исключительно разнообразном бытовании современных храмов — от бережных реставраций и восстановления утраченных элементов до грубых поновлений и вооруженных нападений грабителей.
В целом, экспедиция смогла 1) собрать ценнейший научный фотоматериал, 2) внести свой скромный вклад в научно-просветительскую деятельность через создание и редактирование статей в википедии, наконец 3) ознакомить наиболее активныз студентов историков и искусствоведов с малоизученными пластами российского художественного наследия и бесценным опытом повседневности в российской провинции.

 

«Доступность и качество дополнительного образования в зависимости от территориальных и социальных характеристик школы», 16.09-21.09.2018

В ходе экспедиции были поставлены следующие цели и задачи: Изучить особенности дополнительного образования детей на территории различных муниципальных образований Воронежской области подготовить рекомендации, направленные на развитие региональной системы дополнительного образования: расширения его доступности, повышения качества.
Для этого предполагалось:
1. Изучить доступ к дополнительному образованию в школе и учреждениях ДОД в зависимости от статуса учащегося и его семьи, территории проживания и статуса образовательной организации; влияние указанных факторов на продолжительность и содержание занятий, информированность и вовлеченность семей. Выявить отношение родителей к дополнительному образованию в зависимости от социально-экономических и культурных характеристик семей.
2. Изучить существующие модели организации дополнительного образования в разных территориях Воронежской области: городе Воронеже и двух муниципальных районах – Новохоперском и Борисоглебском.
3.Проанализировать качество дополнительного образования (разнообразие видов, удовлетворенность потребителей, достижения учащихся и т. д.), каналы информирования семей о дополнительных образовательных услугах и условиях их предоставления.
4. Изучить вклад дополнительного образования в профессиональное самоопределение и воспитание учащихся. По результатам изучения подготовить для Департамента образования, науки и молодежной политики Воронежской области рекомендации по совершенствованию системы дополнительного образования.
Были проведены интервью в 9-ти общеобразовательных школах и 10-ти учреждениях дополнительного образования детей (в том числе в двух – негосударственных), включая следующие группы респондентов: директора школ; директора учреждений ДОД; учителя школ, являющиеся руководителями школьных кружков, секций и творческих объединений; педагоги ДОД; родители учащихся, посещающих кружки, секции или творческие объединения в школах и ДОД; учащиеся.
По результатам исследования были выявлены тенденции, определяющие «лицо» системы дополнительного образования Воронежской области. Прежде всего, это большое количество и разнообразие бесплатных занятий, как в школах, так и в учреждениях ДОД. Следствием этого является широкий охват учащихся всеми видами дополнительного образования, как по общеразвивающим программам, так и по предпрофессиональным.
Большинство учащихся, давших интервью, занимаются в нескольких кружках, в школе или близлежащем учреждении ДОД, по разным направлениям (спорт, художественное творчество, волонтерство и т. д.). Большинство учащихся занимаются в кружках и секциях рядом с домом. Даже учащиеся из семей скромного достатка, многодетных, проживающих в сельских территориях, охвачены несколькими видами дополнительного образования.
Платные услуги в учреждениях развиваются слабо (хотя, следует отметить, что часть учреждений – казённые), организуются по большей части, как ответ на запросы родителей (например, подготовка к школе). Несмотря на то, что наличие платных услуг является одним из показателей эффективности работы учреждений, а доходы от них могут реально улучшать материальную базу учреждений, заинтересованности в них со стороны руководителей и педагогов практически нет.
Бесплатными являются и вполне популярные кружки, набор на которые ограничен. Доступ к бесплатным кружкам, с одной стороны, расширяет возможности неблагополучных и малообеспеченных семей, с другой - в кружки попадают в основном дети родителей с высшим образованием, которые проявляют активность в период набора.
Из-за смещения выборки в сторону этой категории родителей нам не удалось проверить гипотезу о том, что неблагополучные семьи, не заинтересованные и развитии ребенка и не проявляющие активности при записи в кружки и секции (запись производится по заявлению родителей) мало вовлечены в дополнительное образование. Ситуация усугубляется еще и тем, что в учреждениях учет детей незащищенных категорий не ведется (за исключением детей с ОВЗ). Большой интерес вызывают некоторые модели организации дополнительного образования и практики работы учреждений.
Так в Воронеже уже 25 лет успешно работает МБОУ гимназия «УВК №1», структурными подразделениями которого являются Центр дополнительного образования и ДЮСШ. В штате учреждения педагоги дополнительного образования и тренера, которые имеют также небольшую педагогическую учебную нагрузку (ведут уроки). Это позволяет школе работать по модели полного дня, принимать на работу высокопрофессиональных педагогов и специалистов (все они проходят переподготовку по педагогическим специальностям). Коллектив учреждения работает как единая команда, которая своей основной целью считает воспитание и развитие учащихся. Занятия в художественных кружках и спортивных секциях проходят на высоком профессиональном уровне. На занятиях педагогам удается успешно совмещать патриотическую направленность и социальную ответственность с интересом учащихся. Для образовательных организаций характерно развитие сетевого взаимодействия в рамках предоставления дополнительного образования детям, обучающимся в сельских школах. В силу того, что ставки педагогов дополнительного образования отсутствуют в школах (дополнительное образование отсутствует в Муниципальном задании учреждений), дети имеют возможность обучатся в учреждениях дополнительного образования в ДОД.
Обучающиеся сельских школ доставляются в данные учреждения Новохоперского и Борисоглебского районов на школьном автотранспорте. Еще одна успешно работающая модель – развитие бесплатных дополнительных услуг коммерческими организациями дополнительного образования. Так частная школа английского языка «Интерлингва», не только проводит платное обучение, но и приглашает своих учащихся в вокальную и театральную студию на английском языке совершенно бесплатно.
Школа участвует в городских мероприятиях (театральный фестиваль), делает существенные скидки на обучение детям педагогов и особо одаренным ученикам из малообеспеченных семей, проводит бесплатные обучающие семинары для педагогов. Что касается направлений ДОД, то преобладают кружки художественной направленности, технические и естественно-научные направления развиваются слабо из-за отсутствия необходимой материальной базу. Исключение составляют Станции юных натуралистов в Борисоглебске и Новохоперске.
Архаичными можно считать и большую часть занятий кружков и секций в школах и учреждениях ДОД, которые нам удалось наблюдать. Часто педагоги переносят на занятия привычные практики организации урока (дети отвечают, подняв руку, их мало поощряют, но много требуют и т. д.). Вообще в дополнительном образовании наблюдается проблема с кадрами. Значительную часть педагогов составляют люди, имеющие стаж работы в системе ДОД более 25 лет, основная часть которых использует практики работы, сложившиеся еще в советское время.
Сложной проблемой является оценка качества услуг дополнительного образования. Несмотря на то, что региональный Департамент образования науки и молодежной политики предполагает оценивать качество в виде достижений учащихся, которые они демонстрируют в конкурсах и соревнованиях разного уровня, участники образовательных отношений разделяют этот подход не в полной мере. Педагоги общеразвивающих программ склонны оценивать качество свое работы в виде изменений, происходящих с учащимися (улучшение эстетического вкуса, культуры поведения, развития патриотизма и порядочности), считают воспитанность и гражданскую позицию гораздо более важными результатами своей работы, чем призовые места.
Хотя, нужно признать, что участие в конкурсах, соревнованиях, фестивалях и мероприятиях считают важным и педагоги и учащиеся. Достижения учащихся в дополнительном образовании не являются приоритетными и для опрошенных родителей. Большинство из них говорит о заинтересованности учащихся, В ходе исследования обнаружено, что часть учащихся связывают дополнительное образование с будущей профессиональной деятельностью. Но другая часть респондентов признавалась, что посещают кружки и секции для общего развития, из-за интереса к преподавателю.
Самыми неоднозначными можно считать результаты исследования по поводу связи дополнительного образования и воспитания. Несмотря, что на словах педагоги и руководители утверждают, что воспитание происходит именно в дополнительном образовании, ни один респондент не смог пояснить, как именно он воспитывает, или как необходимо воспитывать. Нет у респондентов и общих взглядов на то, что собой представляет воспитание. Отсутствуют и любые упоминания о том, какие инструменты можно применять для воспитания в системе дополнительного образования сегодня.
Необходимо отметить то, что в школьных музеях преобладают экспонаты, связанные с деятельностью пионерской и комсомольских организаций, с события гражданской и Великой Отечественной войной. На данном материале строится современная воспитательная работа в общеобразовательных учреждениях.
По итогам выявленных тенденций, отзывов педагогов, учащихся и родителей, описания проблем и перспектив, которые видят руководители, нашей исследовательской группой было подготовлено несколько рекомендаций по развитию дополнительного образования в Воронежской области.
1. Первоочередной вопрос, который необходимо решать региону – обновление кадров системы дополнительного образования. Причем речь идет не только о привлечении молодежи, но и о создании современной системы повышения квалификации, обновлении знаний, умений и навыков действующих педагогов. Для этого нужна разработка новых программ подготовки (в педагогических вузах), переподготовки и ПК, по направлениям технической и естественно научной направленности, а также по современному вокалу, театру, другим видам искусства. Одним из вариантов может стать региональная программа привлечения молодых педагогов дополнительного образования из числа выпускников – специалистов с сфере спорта, других указанных выше направлений. Моделью для создания такой программы может стать программа Сбербанка «Учитель для России».
2. Вторая задача – целенаправленное привлечение в систему дополнительного образования детей из неблагополучных малообеспеченных семей, с неродным русским языком, ОВЗ, с девиантным поведением. Места в бесплатных кружках, секциях и творческих объединениях для таких детей должны квотироваться, а учреждения – привлекающие таких детей, - поощряться. Стоит обратить внимание и на то, что складывающаяся сейчас в области модель персонифицированных сертификатов может оказаться фатальной и еще более усугубить ситуацию, поскольку предполагается выдавать сертификаты всем учащимся. Это значит, что активные, заинтересованные родители смогут свое право реализовать, а неактивные опять останутся в стороне.
3. Очень важно развивать имеющиеся в регионе формы организации дополнительного образования на базе школ (описанный выше комплекс), поощрять стремление частных организаций в развитии взаимодействия с государственными.
4. В ходе исследования выяснено, что основными каналами распространения информации о кружках и секциях являются контакты учащихся между собой и «сарафанное радио» родителей. Он-лайн навигатор пока работает не на полную мощность. Этот вопрос предстоит решать в ближайшее время, поскольку полноценно навигатор дополнительного образования заработал только с сентября 2018 года.
5. Необходимо определить модель оценки качества дополнительного образования. Разработанной модели выпускника, которая имеется в каждом учреждении ДОД здесь явно недостаточно. Требуется операционализация понятий, разработка приемлемых показателей и инструментов их отслеживания. Здесь возможно изучение российского и зарубежного опыта, подходов, применяемых в Кванториумах, Сириусе, World Skills и других современных формах дополнительного образования. Исследования в этой сфере должны быть продолжены. Кажется, что стремление части педагогов наилучшим образом разработать отчетные документы (рабочие программы, планы занятий) сыграло с некоторыми педагогами злую шутку. Их идеально методически выстроенные занятия потеряли живость, а дети потеряли интерес….
6. Наконец, необходимо, наряду с моделью выпускника, определить четкие критерии и показатели для воспитания в системе дополнительного образования и подобрать валидные инструменты для мониторинга. Однако, эта проблема скорее не регионального, а общероссийского уровня. Таким образом, часть рекомендаций, которые можно сформулировать для развития системы образования Воронежской области, адресованы непосредственно региональному органу управления, а часть – предполагают развитие научных исследований и подготовку научно-обоснованных рекомендаций.
В любом случае, изучение системы дополнительного образования Воронежской области может быть продолжено. Важнейшие будущие направления – изучение доступа к дополнительному образованию высокого качества детей из неблагополучных и малообеспеченных семей, а также особенности реализации предпрофессиональных программ дополнительного образования в соответствующих учреждениях (в рамках нынешней экспедиции они не были охвачены).

 

«Чусовой как проблемный моногород и территория опережающего социально-экономического развития: стратегии выживания населения и муниципальная политика» (в г. Чусовой и Чусовской муниципальный район, 28.09-07.10.2018

Проблема моногородов в РФ В современной России моногорода являются обособленным предметом государственной заботы: на их развитие направлен отдельный комплекс мероприятий, выделяются специальные средства из бюджетов разных уровней, сформированы специальные институции, ответственные за моногорода (от Фонда развития моногородов до отделов в региональных органах власти).
Моногорода существуют одновременно как исторический феномен и феномен экономической жизни, — как сложившиеся в основном в советское время поселения, зависимые от градообразующего предприятия, — и как сконструированный объект государственного управления.
В реальности поселения, входящие в утвержденный правительством РФ перечень из 319 моногородов, очень разные по масштабу и экономическому положению. Среди них есть крупные города, такие как Тольятти и Набережные Челны, и мелкие заводские поселки; есть активно развивающиеся, прибыльные градообразующие предприятия и закрытые производства, из-за разорения которых экономика населенных пунктов уже по факту потеряла монопрофильность. Однако к ним государство применяет одинаковые меры, направленные на диверсификацию экономики, снижение зависимости от градообразующего предприятия, а также на улучшение психологического климата в поселениях, в основном за счет точечных мер благоустройства, социальной поддержки и стимулирования активности горожан.
Например, в рамках программы «Комплексное развитие моногородов» в 2017 году почти во всех моногородах был проведен ремонт одной центральной дороги, закуплены по одной новой машине скорой помощи, отремонтирована зона регистрации и ожидания в городской поликлинике и т.п. Для диверсификации экономики моногородов последние два года ставка делается на создание территорий опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР). ТОСЭР как разновидность особой экономической зоны предполагает комплекс льгот для резидентов и, по ожиданиям чиновников, должна повысить привлекательность поселения для внешних инвесторов.
Выбор темы экспедиции был продиктован исследовательским интересом к сходствам и различиям между моногородом как социально-экономическим феноменом с одной стороны, и управленческим конструктом с другой. Нас интересовала в первую очередь ситуация ухудшения дел на градообразующем предприятии в моногороде, то есть случай, в котором особые меры государственной поддержки представляются действительно необходимыми.
Город Чусовой с населением около 45 тыс. чел. в Пермском крае с 2014 года входит в список моногородов с наиболее сложным социально-экономическим положением. Причиной ухудшения ситуации стала реконструкция с 2013 года мощностей градообразующего предприятия, — Чусовского металлургического завода, входящего в АО «ОМК», — и её остановка в 2015 году, что вызвало сокращение работников с 4887 человек до 2220 к 2018 году (для сравнения, в 2005 году на заводе работало 8000 человек).
Как инструмент диверсификации экономики и создания новых рабочих мест, в 2017 году на территории Чусовского городского поселения была создана ТОСЭР «Чусовой», первая в Пермском крае. Из десяти моногородов, существующих на территории края, для региональных властей Чусовой являлся приоритетным предметом заботы как самый крупный моногород и, соответственно, с наибольшими рисками негативного развития ситуации. Ситуация в городе На основании материалов, собранных в экспедиции, Чусовой в целом нельзя назвать проблемным моногородом. Проблем в нем не больше, чем в других небольших российских городах.
Свидетельства экономического спада и снижения расходов населения, бросающиеся в глаза внешнему наблюдателю и зафиксированные студентами, — обветшание жилого фонда и инфраструктуры ЖКХ, отсутствие нового многоэтажного строительства, пустующие арендные места в торговых центрах, слабое обновление уличной рекламы, большое количество микрофинансовых организаций, — характерны в целом для России на сегодняшний день.
Явных кризисных моментов, свидетельствующих о распаде социальной ткани поселения, нет. Чусовской металлургический завод формально остается градообразующим предприятием (хотя по факту число сотрудников там уже несколько меньше 20% от работающего населения) и продолжает стабильно и успешно работать. Сокращения на ЧМЗ в 2015 году стали болезненным ударом для той части населения, которая зависела от предприятия (это не только сами рабочие, но и мелкие предприниматели, которые зарабатывали на торговле и бытовом обслуживании рабочих) и, в перспективе, для трудового потенциала города.
При этом нужно учитывать, что в масштабах района и по сравнению с соседними территориями работа на ЧМЗ более высоко оплачивалась и в целом была социально защищенной. По выражению одного из информантов, когда бывшие рабочие приходили в центр занятости, «они были в шоке, потому что даже не знали, какие минимальные зарплаты есть в городе».
Само предприятие сумело избежать серьезных трудностей в 1990-2000е годы, и на фоне сворачивания других крупных работодателей в самом Чусовском районе (РЖД, угледобывающее предприятие в п.Скальный) и соседней Лысьве (Лысьвенский металлургический завод) было островком стабильности. Кроме того, при последних сокращениях на ЧМЗ использовались скрытые и мягкие формы увольнений: в период реконструкции (2013-2015 гг.) людям из закрытых цехов платили за вынужденный отпуск; в первую очередь увольняли работающих пенсионеров; сокращенные работники получали все выплаты в соответствии с Трудовым кодексом РФ; большинство сервисных служб завода перевели на аутсорсинг, и их сотрудники сохранили рабочие места с сокращением зарплаты или были уволены позже.
Возможно, в силу этих обстоятельств слабой оказалась гибкость, способность населения переключаться на иные, порой архаичные способы заработка, неформальной активности и развития собственного малого бизнеса – того, что обычно происходит при утрате основного источника дохода в поселении. По словам многих информантов, наиболее сложный, депрессивный момент в жизни города был в 2015 году, на сегодняшний день можно говорить о его состоявшейся адаптации («люди привыкают жить в таких условиях»).
Другое дело, что формы адаптации нельзя назвать перспективными для развития поселения или даже здоровыми. Недовольство чусовлян положением дел присутствует, но протестные настроения слабые. При сокращениях на ЧМЗ в 2015 году протестов практически не было. Во время нашей экспедиции тоже какой-либо явной оппозиционной активности в городе не замечено. Судя по интервью, высоки ожидания помощи от властей разного уровня («Москвы», «края»), которые должны что-то предпринять для решения городских проблем: дать денег из бюджета, «сказать ай-яй-яй» владельцам ЧМЗ, привлечь инвесторов.
Ситуация с занятостью, с рабочими местами неоднозначна. С одной стороны, распространено мнение, что «на заводе всех поувольняли», поэтому развито отходничество, наблюдается миграция («все, кто могли, уехали») и сокращение доходов населения. С другой — в городе низкая официальная безработица, т. е. население практически не использует ресурсы государственной системы помощи безработным. При этом качество трудовых ресурсов в Чусовом снизилось.
По оценкам некоторых информантов, если бы в город пришел новый крупный инвестор, то он бы столкнулся с проблемой нехватки кадров. Так, наиболее активные, квалифицированные рабочие как стратегию адаптации выбрали работу вахтовым методом на Северах, где зарплата не меньше, чем до этого у них был на ЧМЗ. Новые предприятия, которые открываются или планируют открываться в Чусовом, не могут предложить им достойную альтернативу вахтовой работе. Ряд специалистов с высшим образованием из ЧМЗ уехали работать на другое предприятие ОМК – в Выксу. Молодежь тоже уезжает из города.
В интервью с местными жителями чаще всего повторялась такая история семьи: родители-пенсионеры живут в Чусовом, дети устроились на работу в крупных городах, что типично для подавляющего большинства российских малых городов. В то же время, в районе есть дефицит кадров, причем не только традиционная для российской глубинки нехватка специалистов с высшим образованием для социальной сферы (учителей, врачей), но и большое количество свободных вакансий сотрудников полиции и ФСИН, т. е. молодых здоровых мужчин со средним образованием, к которым выдвигаются требования прежде всего по здоровью.
Предприятия-резиденты ТОСЭР планируют привозить управленцев и инженеров из других городов (также мы слышали о намерении одного из резидентов завозить сотрудников-иностранцев) и отмечают проблему поиска подходящих рабочих кадров. Ежедневная маятниковая миграция из Чусового, судя по замерам на междугородних маршрутах общественного транспорта, не является массовой. Причем основным её направлением является не Пермь, а промышленные города и поселки востока Пермского края. Часть бывших рабочих ЧМЗ устроилась на работу в соседние города и поселки – Горнозаводск, Гремячинск и др. (от гремячинского деревообрабатывающего комбината ежедневно приезжает автобус за работниками в Чусовой, а в городе висят баннеры, призывающие трудоустраиваться на предприятие).
В то же время, Чусовой сам является центром трудовой миграции для жителей Чусовского района, для которых зарплата в 15 тыс. руб. в автобусном парке или работа в такси представляется достаточной. Малый бизнес в торговле и сфере услуг менее развит в Чусовом, чем в соседней Лысьве, сопоставимом по масштабам городе, и очевидно испытывает спад, что связано с несколькими обстоятельствами. Он чувствителен к положению на ЧМЗ и ранее процветал во многом на обслуживании заводских жилых микрорайонов. Он испытывает давление со стороны торговых сетей, которые заходят в Чусовой. На нём сказывается экономический спад в стране в целом.
В то же время, некоторые очевидные возможности для заработка, прежде всего связанные с туристическими местами, используются слабо. Например, плохо развита дополнительная торгово-развлекательная инфраструктура вокруг лыжной базы «Огонек» и этнографического парка; фактически свернуты перспективы увеличения туристического потока и получения прибыли от обслуживания посетителей мемориального комплекса «Пермь-36»; примечательно, что по дороге к местному горнолыжному курорту «Такман» на стене дома висит большой и красочный баннер аналогичного курорта в Губахе, более популярного и, видимо, ведущего более агрессивную рекламную политику.
В городе есть распространенные формы неформальной хозяйственной активности: автосервисы и мастерские в гаражах, сдача жилья в аренду (по словам информантов, развита практика сдачи квартир зимой посуточно спортсменам, приезжающим на соревнования, и летом – туристам, сплавляющимся по реке Чусовая), сетевой маркетинг товаров для дома и здоровья, репетиторство, парикмахерские услуги на дому. Вместе с тем, на наш взгляд, масштабы такой деятельности незначительны. По сравнению с Лысьвой, слабо развита уличная торговля продуктами собирательства и огородничества.
Несмотря на экономическую стагнацию, благодаря своему географическому положению, транспортной доступности и некоторым административным решениям Чусовой остается центром для нескольких территорий на востоке Пермского края. Прежде всего, это административный центр. При укрупнении сети государственных учреждений и отделений федеральных органов власти (МЧС, МВД, ФНС, центры оказания специализированной медицинской помощи II уровня и др.) межрайонное отделение\управление оставалось чаще всего именно в Чусовом.
Таким образом, для решения административных и социальных вопросов жителям соседних районов и городов приходится ездить сюда. Кроме того, это транспортный узел – как для грузовых потоков (в основном, через Чусовской железнодорожный узел), так пассажирских (благодаря автомобильным трассам и междугородним автобусным маршрутам). Наконец, это отчасти торговый центр – для жителей Горнозаводска, Лысьвы, Губахи, Гремячинска это ближайшее место, куда можно приехать за покупками и формами городского досуга, представленными в торгово-развлекательном центре.
В то же время, некоторые предприниматели из Чусового открывают торговые точки в соседних городах, расширяя зону своей деятельности (в частности, мы зафиксировали это в Горнозаводске). Наконец, социально-экономическая ситуация в Чусовском районе и в самом Чусовом неоднородна. Город с его пригородами довольно растянут в пространстве, и наряду с микрорайонами, явно находящимися в упадке, есть другие, которые неплохо развиваются: там строятся новые частные дома, появляется бытовая инфраструктура, живут обеспеченные, по местным меркам, люди.
В районе такой «точкой роста» является территория, граничащая с Пермским районом, за счет дачников из Перми – там дорогая земля, ведется активное жилищное строительство. Также примечательно, что наиболее успешным примером предпринимательства в районе местные жители и эксперты, судя по интервью, считают сельскохозяйственные предприятия В.Г. Бобрикова (ООО «Ключи» и др.), специализирующиеся на молочном животноводстве и переработке молока – то есть в сфере, никак не связанной с ЧМЗ и моногородом.
Эффективность ТОСЭР как инструмента привлечения инвесторов Минэкономразвития России видит цель создания ТОСЭР в моногородах в том, чтобы «выровнять условия осуществления предпринимательской деятельности на этих территориях по сравнению с остальной частью Российской Федерации» . Помимо освобождения от налогов на имущество и землю, а также льготы по налогу на прибыль, этот экономический режим предлагает максимально выгодную льготную ставку взносов в страховые фонды (7,6%) на первые три года с момента создания ТОСЭР, и это её самый существенный козырь. Однако риски и затраты на создание «с нуля» инфраструктуры на промышленных площадках, которыми вынуждены заниматься инвесторы, с учетом небольших объемов вложений и производств в рамках их проектов, перевешивают плюсы от льгот.
В случае Чусового местные власти изыскали несколько участков на территории города, которые они могут предложить инвесторам, сформировав из них 4 инвестиционные площадки. В наиболее пригодном для запуска производства состоянии находится промышленная площадка «Лямино», однако и там есть сложности: много полуразрушенных строений, которые нужно сносить; площадка хаотично нарезана на участки, некоторыми из них владеют частные структуры; ЛЭП нуждается в ремонте. Примечательно, что с этой площадкой связаны и надежды местных чиновников на создание индустриального парка, и крупная инвестиционная неудача недавнего времени – по строительству в рамках комплексного инвестиционного плана г. Чусовой канализационных очистных сооружений для ожидаемых промышленных проектов (трубно-сталеплавильного комплекса ЧМЗ, производства керамических блоков и домостроительного комбината), которые были свернуты в 2015 году. На них были потрачены бюджетные средства, но безрезультатно, что может быть одной из причин того, что на данный момент город не может получить новые средства на развитие инфраструктуры промышленных площадок . Кроме того, временные рамки действия льготы по страховым взносам (фактически, через год она перестанет действовать) уменьшают заинтересованность потенциальных инвесторов и шансы, что круг резидентов существенно расширится по сравнению с тем, что было на старте ТОСЭР. Сама по себе эта льгота выглядит не очень продуманной с точки зрения того, что не стимулирует долгосрочность проекта и стабильность в создании новых рабочих мест.
Так, в Чусовом среди резидентов две компании – уже действующие предприятия (одно из них – бывшее подразделение ОА «ЧМЗ», цех по добыче щебня, ставшее самостоятельным предприятием). Согласно условиям ТОСЭР они, помимо нового инвестирования, должны единовременно удвоить среднесписочную численность сотрудников, однако что значит «единовременно», нигде не прописано, что создает возможности для манипуляций статистикой, приема на временную работу и т.п. То, чем занимаются местные власти, что в официальном дискурсе обтекаемо называется «работа с инвесторами», по сути, является конструированием или выращиванием резидентов. Работа с инвесторами не ограничивается их поиском и рекламированием им возможностей города. Она включает убеждение конкретных предпринимателей подать заявку на регистрацию в ТОСЭР; помощь в разработке заявки на инвестиционный проект; придумывание, как «подогнать» проект под требования к резидентам, включая подбор ОКВЭД; предоставление на льготных условиях земли и помещений, совместный поиск финансирования; помощь в решении вопросов с ресурсоснабжающими организациями.
В отношении одного из резидентов (швейная фабрика «Перспектива») мы видели также организацию обучающих курсов для подготовки сотрудников за счет бюджета. В муниципалитете создана специальная структура для данной работы – Центр развития и поддержки предпринимательства. За год им поступило 96 обращений от потенциальных инвесторов, из них реальных проектов – не более десятка, остальные не имели необходимых денежных средств. На момент экспедиции в ТОСЭР «Чусовой» было 8 компаний-резидентов, на декабрь 2018 года – 10 ; в них было создано всего около 200 рабочих мест.
Примечательно, что некоторые заявки были утверждены региональной комиссией, хотя финансовая обеспеченность инвестиционного проекта и наличие у инвестора опыта реализации подобных проектов были оценены в 0 баллов. В дальнейшем несколько проектов резидентов «подвисли» из-за отсутствия финансирования и слабой проработки. Ограничения ТОСЭР также связаны с тем, что она действует в границах городского поселения. Из-за этого консервируется административный статус города, препятствуя возможному объединению города и района в городской округ, а для самой ТОСЭР возникают проблемы, связанные с разграничением полномочий между органами местного самоуправления муниципального района и городского поселения.
В Чусовом сложности связаны с управлением коммунальными сетями. Кроме того, не все предприятия могут стать резидентами: в городе есть ограничения по санитарно-защитной зоне, а потенциальному крупному инвестору в области сельхозпроизводства сложно найти подходящий земельный участок на территории города.
В целом, пример ТОСЭР «Чусовой» позволяет усомниться в эффективности данного экономического режима для создания новых рабочих мест и привлечения инвестиций. Население города, судя по интервью с местными жителями, также не воспринимает ТОСЭР как серьезную меру для улучшения ситуации в городе и не видит в резидентах перспективных, значимых для местной экономики предприятий.
Программа «Пять шагов к благоустройству» Один из основных элементов комплексной программы развития моногородов – программа «Пять шагов к благоустройству», которая предполагает создание благоустроенных общественных пространств в моногородах. Она исходит из того, что муниципалитет – единственный субъект, кто занимается благоустройством и организует общественную жизнь в поселении. Поэтому в ней предлагается федеральное финансирование на конкурсной основе малых проектов благоустройства.
Однако она не учитывает специфику моногородов, а именно то, что градообразующее предприятие является одновременно и ключевым спонсором/донором местного благоустройства и городской активности. Поэтому оценить значимость и эффективность этой программы для конкретного населенного пункта проблематично. В Чусовом АО «ЧМЗ», несмотря на существенное сокращение рабочих мест, до сих пор остается ключевым субъектом городской жизни.
Завод принимает непосредственное участие в поддержании порядка и городского комфорта: от асфальтирования и озеленения одной из центральных площадей до обустройства детских площадок во дворах через программу индивидуальных грантов для рабочих. В рамках корпоративной социальной ответственности он спонсирует деятельность общественных организаций и реализует программу конкурсной поддержки социального предпринимательства.

 

«Промыслы на Больших Дорогах: неформальная придорожная промыслово-торговая активность населения» в Приморский край, 10.11-20.11.2018

Целью экспедиции было – выявление и описание неформальных и теневых доходов (промыслов) в структуре доходов домохозяйств. Она разбивалась на три последовательных задачи:
1) характеристика структуры доходов домохозяйств местного населения на основе муниципальных учётно-отчётных данных и опросов населения;
2) выявление состава неформальных и теневых доходов (промыслов) местного населения;
3) оценка значения промыслов в общих доходах местного населения.
По результатам экспедиции первая из задач оказалась нерешённой прежде всего в силу временных ограничений. В целом были решены 2 следующие задачи, но в разных районах Приморья по-разному: в Кавалеровском, Ольгинском и Лазовском районах достаточно полно и с охватом всех или большинства населённых пунктов, однако в Находкинском, Шкотовском районах, в Большом Камне исследования промыслов фрагментарны.
Экспедиция планировалась по изучению многообразных промысловых практик населения провинциальной России. Такие практики по преимуществу являются неформальными или теневыми, в том числе и незаконными, способами жизнеобеспечения населения провинции и составляют до половины и более совокупного дохода среднего домохозяйства.
На разных территориях промыслы сильно разнятся в зависимости от природных условий (лесные, водные или земельные ресурсы, эколого-климатические условия), от социально-демографических (плотность населения и характер его расселения), социально-экономических (специализация местных экономик, исторически сложившиеся основные модели жизнеобеспечения домохозяйств и т.п.), инфраструктурных (транспортная, промышленная, селитебная структура и проч.) и социально-политических условий. В результате действия специфической совокупности условий на отдельных территориях формируются специфические же, нередко уникальные, «промысловые практики».
Исследования неформальных экономических практик населения 6-ти районов показали существенное межрайонное разнообразие, определяемое указанными выше условиями. В Кавалеровском районе основу жизнеобеспечения составляют преимущественно лесные промыслы, услуги, в меньшей степени морские и речные. В Ольгинском и Лазовском районах лесные промыслы уступают первостепенное значение морским и сельскохозяйственным. В Находкинском, Шкотовском районах, в Большом Камне доминируют морские и сельскохозяйственные промыслы и услуги (транспортные, бытовые, посреднические).

 

«Инновации в образовании на примере республики Татарстан» (г. Казань), 18.11-25.11.2018

В рамках программы экспедиции были проведены следующие мероприятия:
1-й день. Тема дня — Национальное образование: особенности национальной образовательной политики республики. Посещение Муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения «Гимназия №12 с татарским языком обучения имени Ф.Г. Аитовой». Обучение в школе, где учатся только девочки, происходит на татарском языке. Проведены интервью с директором школы, преподавателями и учащимися. Посещение ГБУ «Молодежный центр «Сэлэт». Обсуждение вопросов работы с одаренными подростками, вопроса национального образования (татарский язык, культура республики Татарстан). Обсуждался также вопрос о том, как повлияло истечение срока действия договора о разграничении полномочий между Россией и Татарстаном на изучение татарского языка, который до этого преподавался в учебных заведениях наравне с русским языком по количеству часов. Проведена встреча с заместителем руководителя Центра, достигнута договоренность на встречу с другим заместителем руководителя по вопросам сотрудничества.
2-й день. Тема дня — Общее образование: современный формат. Посещение Общеобразовательной школы-интерната «Лицей имени Н.И. Лобачевского» Казанского федерального университета. Проведение интервью с учащимися, учителями, директором лицея. Посещение «ИТ-Лицея» Казанского федерального университета. Проведение интервью с директором лицея, с учителями и учащимися. Изучение вопроса преемственности лицея при вузе и вуза.
3-й лень. Тема дня: Высшее образование: современный формат. Посещение города-университета «Иннополис» — одного из самых молодых государственных Университетов России. Посещение лицея «Иннополис», проведение интервью с директором лицея, с учителями и учащимися. Посещение университета «Иннополис», проведение встреч и интервью со студентами. Посещение Института психологии и образования Казанского федерального университета — одного из старейших вузов России, основанного в 1804 году императором Александром Первым https://kpfu.ru/psychology . Проведение совместной тренинг-сессии. Проведение интервью с руководством института, преподавателями и студентами.
4-й день. Тема дня: Развитие предпринимательских навыков у молодежи (14-30 лет), повышение финансовой грамотности. Посещение Поволжской государственной академии физкультуры, спорта и туризма. Проведение интервью с преподавателями и студентами академии. Встреча с исполнительной дирекцией федеральной программы «Ты-предприниматель» в Республике Татарстан — практика реализации программы в трех целевых группах: школьники, студенты, молодые специалисты до 30 лет.
Презентация программы «Школьная компания» — модель, где на базе общеобразовательного учреждения формируется школьная бизнес-компания и под руководством педагогов по специально разработанной методике школьники изучают основы прикладной экономики на практике. Выступление руководителей и студентов экспедиции на панельной дискуссии «Предпринимательство как образ мышления нового времени» в Доме предпринимателя с участием представителей Министерства по делам молодежи Республики Татарстан, представителей вузов, школ и предпринимательского сообщества. В качестве эксперта на дискуссии выступила руководитель Департамента образовательных программ Института образования Анна Владимировна Гармонова. В этот же день студенты приняли участие в расширенном заседании Профсоюзного комитета Первичной профсоюзной организации студентов КФУ, в ходе которого студент 1–го курса магистерской программы «Доказательная образовательная политика» Федор Кабанов сделал доклад на тему студенческого самоуправления в университете.
5-й день. Тема дня: Дополнительное образование. Посещение АНО «Казанский открытый Университет талантов 2.0» — практика работы с талантливой молодежью. Встреча с исполнительным директором и управляющей командой университета. Встреча с руководителем ГБУ «Молодежный центр «Сэлэт» на предмет сотрудничества Центра и Института образования НИУ ВШЭ. Посещение Института развития образования Республики Татарстан. Встреча с ректором института на предмет сотрудничества института и Института образования НИУ ВШЭ. 6-й день. Посещение Православной гимназии им. свт. Гурия Казанского.
Проведение интервью с директором гимназии. Посещение Российского исламского института. Проведение интервью с преподавателями и студентами института. Обсуждение собранного материала, подготовка отчетных и презентационных материалов по вопросам:
• Региональные отличия Татарстана и Москвы – опыт сравнительного анализа (на каждом уровне образования).
• Языковое образование – актуальность, особенности, методики билингвального образования.
• Неравенство в образовании – кейс Казани (в т.ч. инклюзивное обучение, обучение детей из неблагополучных семей, семей малоимущих, детей с разными способностями и потребностями к обучению и т.д.).
• Новые ниши в образовании – связь уровня социально-экономического развития региона с возможностями в образовании.
• Цифровое образование – настоящее и будущее (кейс Казани). Подведение предварительных итогов экспедиции. В ходе экспедиции студенты побывали с рабочими визитами в университетах — Казанский (Приволжский) федеральный университет (КФУ), университет «Иннополис», Поволжская государственная академия физической культуры, спорта и туризма, Российский исламский институт; в лицеях — лицей имени Н.И. Лобачевского КФУ, IT лицей КФУ, лицей «Иннополис», а также в ряде школ, образовательных учреждений и общественных организаций Республики Татарстан — Лицей №149 с татарским языком обучения, Молодежный центр «Сэлэт», Казанский открытый Университет талантов 2.0, Православная гимназия им. свт. Гурия Казанского, Институт развития образования Республики Татарстан и др.
В ходе визитов проводились встречи и интервью с руководителями организаций, преподавателями и учащимися. За 7 дней экспедиции были проведены около 100 углубленных интервью с руководителями организаций, преподавателями, студентами и учащимися школ и лицеев. Был собран обширный материал об устройстве и особенностях образовательной системы Республики Татарстан, решен ряд научных и практических задач.
В рамках экспедиции состоялось выступление ее руководителей и студентов на панельной дискуссии «Предпринимательство как образ мышления нового времени» 22 ноября в Доме предпринимателя с участием представителей Министерства по делам молодежи Республики Татарстан, представителей вузов, школ и предпринимательского сообщества. В качестве эксперта на дискуссии выступила руководитель Департамента образовательных программ Института образования Анна Владимировна Гармонова.
В этот же день студенты приняли участие в расширенном заседании Профсоюзного комитета Первичной профсоюзной организации студентов КФУ, в ходе которого студент 1–го курса магистерской программы «Доказательная образовательная политика» Федор Кабанов сделал доклад на тему студенческого самоуправления в университете. В настоящее время ведется активная работа по систематизации и анализу собранного материала.
По результатам экспедиции планируется подготовка статей для публикации в журналах «Вопросы образования», «Университетское управление: практика и анализ», «Инновации», а также масштабная серия мероприятий по продвижению — доклад на научном семинаре Института образования, размещение текстового, фото и видео контента на сайтах и в сетях и др.

 

« Социально-экономические изменения в жизни российского города во время Чемпионата мира по футболу 2018 г. (на примере г. Саранска), 30.06-09.07.2018

В июне-июле 2018 г. в России прошел Чемпионат мира по футболу – спортивное мероприятие международного масштаба, которое традиционно находится в центре общественного внимания. Немалый интерес оно представляет и для исследователей спорта, экономики и общества. Одним из аспектов, заслуживающих академического внимания, являются социально-экономические изменения в жизни города-организатора Чемпионата.

Одиннадцать российских городов принимали Мундиаль, и среди них ярко выделяется столица Республики Мордовия. В отличие от остальных десяти мегаполисов, также удостоенных этой чести, Саранск никогда в своей истории не организовывал массовых мероприятий такого масштаба. Не являясь городом-миллионником, как Москва, Санкт-Петербург, Волгоград, Казань, Нижний Новгород, Самара, Ростов-на-Дону и Екатеринбург, не имея футбольную команду высокого уровня, не собирая аншлаги на ее матчах, не обладая готовой спортивной и городской инфраструктурой, как Сочи, не располагаясь на стратегически важной территории, как Калининград, столица Мордовии все-таки вошла в число организаторов Чемпионата. Чем так примечателен Саранск? Как меняется жизнь этого небольшого города во время проведения столь массового спортивного мероприятия?

Для получения ответов на эти и многие другие вопросы коллектив преподавателей (М. Е. Маркин и Е. В. Надеждина) и студентов (В. А. Воробьева, Е. А. Захарова,

А. С. Кателик, Л. С. Кузина, Д. Д. Манжос, И. В. Толкачев, П. М. Чибискова и И. Б. Юдин) Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» с 01 по 08 июля 2018 г. провел экспедицию в г. Саранске, в рамках которой был собран полевой материал, в том числе около 40 углубленных интервью с горожанами, спортивными функционерами, предпринимателями и представителями Администрации города, а также свыше 80 мини-интервью с его жителями.

Ниже представлены основные результаты исследования, структурированные по пяти смысловым разделам – вовлечение саранчан в занятия спортом (А. С. Кателик и

Д. Д. Манжос), отношение горожан к проведению Чемпионата в Саранске (Л. С. Кузина и И. Б. Юдин), проблема идентичности и социальная тревожность саранчан в контексте организации этого мероприятия (П. М. Чибискова), инфраструктурное развитие города в связи с проведением в нем Мундиаля (М. Е. Маркин, Е. В. Надеждина и И. В. Толкачев) и условия для индивидуального предпринимательства, ведения малого и среднего бизнеса в Саранске до и после Чемпионата (В. А. Воробьева и Е. А. Захарова). Общая редакция всех материалов выполнена М. Е. Маркиным.

М. Е. Маркин

 

Вовлечение жителей Саранска в занятия спортом

А. С. Кателик,, Д. Д. Манжос

Логично предположить, что город-организатор Чемпионата мира по футболу должен быть спортивным городом. Можно ли так охарактеризовать Саранск? Чем он известен со спортивной точки зрения? Футбольный клуб «Мордовия» выступает в Чемпионате России с переменным успехом, надолго не задерживаясь в элитном дивизионе. Мордовская школа спортивной ходьбы действительно хорошо известна в нашей стране и за ее пределами, но в последнее время это печальная известность. Так что же представляет собой Саранск в данном контексте?

Новый стадион «Мордовия Арена» – это только вершина айсберга спортивных объектов столицы республики. Суммарно их насчитывается свыше 2 000. В Саранске каждый район располагает своим физкультурно-оздоровительным комплексом, стадионом, ледовым дворцом, бассейном. Однако наличие спортивной инфраструктуры является необходимым, но не достаточным условием развития спорта в городе. Важно понять, включен ли Саранск и его жители в глобальный процесс спортизации, то есть возрастания социально-культурной значимости спорта.

Источниками эмпирических данных являются 5 углубленных интервью со спортивными функционерами (директором спортивного комплекса, создателем детской футбольной школы, инженером стадиона, тренерами центра подготовки юных футболистов), а также 8 мини-интервью с сотрудниками спортивных объектов (администраторами, волонтерами и пр.) и 6 мини-интервью с горожанами.

Вопрос, почему Саранск вошел в число городов-организаторов Чемпионата, возникает у всех, кроме самих саранчан. Для них столица Мордовии – «безусловно», спортивный город, в котором большинство жителей так или иначе вовлечены в занятия массовым спортом. Однако внешний вид общедоступных спортивных площадок заставляет усомниться в этом тезисе. Эти спортивные объекты выглядят заброшенными и невостребованными, являются старыми и травмоопасными, а доступ на школьные спортивные площадки ограничен.

Объяснение данного парадокса находится в плоскости высокого уровня развития любительского спорта. За небольшую плату или вовсе бесплатно саранчане могут посещать государственные секции по различным видам спорта. Единственными недостатками их посещения являются серьезный износ спортивного инвентаря (в силу недостаточного финансирования) и неудобный график работы, совпадающий с рабочим временем большинства наемных сотрудников. Тем не менее, для обеспеченных саранчан выход из этой ситуации есть – посещение частных спортивных секций, которые также хорошо развиты в городе.

Профессиональный спорт, спорт высоких достижений, занимает важное место на спортивной карте Саранска. Воспитанники местных спортивных школ и центров, готовящих профессиональных спортсменов, широко известны за пределами Мордовии. Хорошим индикатором успеха работы данных организацией является устойчивый отток их учеников и выпускников в Москву и другие крупные города России. Для местных властей это представляет серьезную проблему, а у тренеров вызывает чувство «обиды». Никаких бонусов от дальнейшей успешной карьеры своих воспитанников они, как правило, не получают.

 

Отношение горожан к проведению Чемпионата мира по футболу в Саранске

Л. С. Кузина, И. Б. Юдин

 

Решение о подаче заявки на проведение Чемпионата мира по футболу 2018 г. в России принималось на самом высоком уровне. Там же определялись и потенциальные города-организаторы этого мероприятия. Однако мнение горожан по данному вопросу может как совпадать, так и противоречить принятому на государственном уровне решению. В связи с этим возникают следующие вопросы. Какое отношение к проведению Чемпионата было у саранчан на этапе организации этого мероприятия? Чем оно обусловливалось? Менялось ли отношение горожан к Мундиалю по ходу его проведения?

Проведенные опросы общественного мнения показывают неоднозначное восприятие россиянами Чемпионата. С одной стороны, свыше 60% считают, что такие мега-события приносят пользу для городов, где они проводятся. С другой стороны, около 25% указывают на возможные негативные последствия (для Москвы и Санкт-Петербурга, в которых организация крупных мероприятий не редкость, этот показатель приближается к 50%). И хотя 55% были бы рады проведению значительного события в своем городе, более 30% относятся к данной идее скептически (в Москве и Санкт-Петербурге – чуть менее 50%).

Эмпирической базой нашего исследования выступают 13 углубленных интервью с мужчинами и женщинами (обычно мужчины интересуются футболом больше, чем женщины) разного возраста (их повседневная жизнь значительно различается), проживающих в разных районах Саранска (мега-событие, как правило, затрагивает, прежде всего, центр города, в то время как окраины остаются скорее в стороне).

Чемпионат воспринимался саранчанами абстрактно, как мероприятие, которое «должно пройти». Конкретных ожиданий от него не было, за исключением наиболее распространенных стереотипов. Ожидалось, что к Мундиалю город «приберут», хотя он и в обычное время оценивается жителями как чистый. Опасения вызывали абстрактные фанаты из других стран, которые могут «буянить».

В результате горожане получили «праздник». Их худшие предположения не подтвердились, в то время как все положительные ожидания оправдались. И хотя «праздник» был в центре города, окраины которого он практически не затронул, сопричастность к проведению этого мега-события присуща жителям всех районов.

 

Проблема идентичности и социальная тревожность горожан в связи с проведением Чемпионата мира по футболу в Саранске

П. М. Чибискова

В отличие от городов-миллионников и других мегаполисов, для которых проведение массовых мероприятий с большим количеством приезжих является нормой, Саранск до Чемпионата мира по футболу не имел опыта организации мега-событий. Нетипичным для столицы Мордовии стало и международное внимание, прикованное к ней накануне и во время Мундиаля. Наконец, организация Чемпионата мира предполагает значительную трансформацию городского пространства, которая может до неузнаваемости изменить облик города.

Указанные процессы поднимают проблему социальной тревожности горожан в связи с проведением мега-события. Для описания и объяснения опыта Саранска целесообразным видится использование концепции онтологической безопасности Э. Гидденса. Под ней понимается «конфиденциальность или доверие, которые являют собою природный и социальный миры, включая базовые экзистенциальные параметры самости и социальной идентичности». Таким образом, какие опасения были у саранчан во время организации Чемпионата? Остается ли Саранск «своим» для своих жителей?

В рамках полевого этапа исследования проведено 4 углубленных интервью, а также 48 мини-интервью с горожанами разного пола и возраста, проживающих во всех районах города. Разнообразие указанных характеристик информантов необходимо для получения многогранной картины их переживаний и самоидентификации.

Изменения, происходившие в Саранске во время подготовки к Чемпионату, не вызывали у горожан беспокойства. Столица Мордовии – динамично развивающийся и постоянно трансформирующийся город. Практически весь его центр построен в XXI в. Большинство объектов, сооруженных к Мундиалю, органично вписались в саранские новостройки последних десятилетий. Город остается «своим» для своих жителей.

Тревожность горожан присутствовала на этапе организации Чемпионата и была связана с опасениями, «справится» ли Саранск с проведением столь масштабного мероприятия. Высокие фактические оценки иностранцев, позитивные отзывы, которые саранчане слышали от них, сняли напряжение. Более того, сами приезжие «оказались» не только лучше, чем ожидалось, но и «лучше, чем свои». И если даже они высоко оценили Саранск, то значит, что в городе «действительно все хорошо». Боязнь террористических актов вначале оставалась на втором плане, а после первого матча и вовсе исчезла.

 

Инфраструктурное развитие Саранска в рамках организации Чемпионата мира по футболу

М. Е. Маркин, Е. В. Надеждина, И. В. Толкачев

 

Подготовка к проведению Чемпионата мира по футболу – это не только строительство спортивных объектов (прежде всего, нового стадиона), но и серьезная модернизация всей городской инфраструктуры. Речь идет и об аэропорте, и о железнодорожном вокзале, и о дорогах, и о гостиницах, и обо всем остальном, что необходимо для реализации масштабного мероприятия. Для жителей подготовка их города к проведению мега-события может означать изменение повседневных практик, как улучшение, так и ухудшение условий жизни. Какую роль сыграла организация Чемпионата в инфраструктурном развитии Саранска? Что приобрели и что потеряли саранчане в связи с проведением Мундиаля в их городе?

Источниками эмпирических данных являются 3 углубленных интервью с представителями Администрации г. Саранска, 3 углубленных интервью с сотрудниками энергетической и транспортной инфраструктуры, 4 мини-интервью с сотрудниками транспортной инфраструктуры, 16 мини-интервью с горожанами.

Помимо сдачи в эксплуатацию стадиона «Мордовия Арена», модернизации городского аэропорта и железнодорожного вокзала, строительства двух новых гостиниц высокого уровня, радикальным преобразованиям подверглись энергетическая, транспортная и канализационная системы города. Как и в случае с проведением Олимпийских игр в Сочи в 2014 г., организация Чемпионата мира по футболу в 2018 г. принесла Саранску положительные внешние эффекты, часть из которых не видна со стороны. Мощности новой энергетической подстанции, построенной для питания стадиона «Мордовия Арена» и модернизированного городского аэропорта, также достаточно для снабжения канализационных насосов и крупного жилого района, возводящегося в настоящее время. На условиях софинансирования федерального и регионального бюджетов на десятилетия вперед обновлены канализационные трубы в городе. Объездная дорога, а также две дорожных хорды, соединившие спальные районы, разгрузили центр Саранска.

Динамичное развитие города в течение последних десятилетий, постоянное строительство новых объектов, не позволили саранчанам вычленить изменения, происходившие в связи с организацией Чемпионата, из общего числа многочисленных трансформаций. Ярким примером незамеченных нововведений является полностью обновленный к Мундиалю парк автобусов и троллейбусов. Горожане отмечают их высокое качество, но подчеркивают, что «всегда так было». В то же время постепенная, в течение нескольких лет, замена автобусного и троллейбусного парка связана именно с подготовкой к проведению Чемпионата.

Нарушения повседневных практик горожан происходили только в дни проведения матчей и выражались в перекрытии дорожного движения на центральных улицах города. Несмотря на то что передвижение на личном автомобиле актуально для большинства саранчан, напряжение было снято кратковременностью ограничений (суммарно всего на четыре дня) и предоставления на это время права бесплатного проезда в общественном транспорте всем жителям и гостям города. Данную практику можно рассматривать как своего рода «общественный договор» между местной властью и горожанами.

Практически никакого влияния не оказало проведение Чемпионата и еще на одну значимую для саранчан практику – еженедельные поездки на личных автомобилях на выходные за пределы города к родственникам или на природу. Масштаб этой миграции таков, что Саранск с вечера пятницы по утро понедельника выглядит пустынным. Так как в условиях лишь недавней урбанизации большинство саранчан имеют родственников в деревнях, а «какая никакая, но машина есть в каждой семье», то данная практика носит масштабный характер. Важно, что сокращение численности горожан и личного автотранспорта только упрощало задачу организации Чемпионата, а потому всячески приветствовалось.

 

Условия для индивидуального предпринимательства, ведения малого и среднего бизнеса в Саранске до и после Чемпионата мира по футболу

В. А. Воробьева, Е. А. Захарова

Как проведение любого мега-события, организация Чемпионата мира по футболу предполагает большие затраты и инвестиции в экономику города, который он непосредственно затронет. С одной стороны, это мероприятие должно позволить местному бизнесу дополнительно заработать. Но, с другой стороны, непонятно, окупятся ли вложения в условиях скоротечности проведения Чемпионата. Иными словами, какие краткосрочные и долгосрочные последствия будет иметь Мундиаль для индивидуального предпринимательства, ведения малого и среднего бизнеса в Саранске?

Эмпирической базой исследования выступают 9 углубленных интервью с предпринимателями, работающими в ресторанном и гостиничном бизнесах, сферах строительства, продажи и аренды коммерческой недвижимости, рекламы, производства продуктов питания, некоторые из которых являются членами местных деловых ассоциаций, а также 1 углубленное интервью с представителями профильных департаментов Администрации г. Саранска.

До проведения Чемпионата для столицы Мордовии экономические условия для индивидуального предпринимательства, ведения малого и среднего бизнеса характеризовались как ненасыщенность рынка при слабой конкуренции, то есть «можно было развиваться». Перспективы роста ограничивались только низким спросом в виду небольшой численности жителей города и незначительности туристического потока. В рамках достаточно жесткой экономической политики федерального центра республиканские и городские власти реализовывали региональные программы, благоприятствующие развитию местного бизнеса.

Деловой цикл организации мега-события, состоящий из подготовки мероприятия, проведения турнира и «наследия», оказал значительное влияние на экономические условия для индивидуального предпринимательства, ведения малого и среднего бизнеса в Саранске.

На этапе организации Чемпионата саранские предприниматели отдали предпочтение модернизации существующих объектов (в основном гостиниц и кафе) вместо открытия нового бизнеса. Это объясняется краткосрочностью проведения мероприятия, не позволяющей окупить серьезные вложения. Даже из 50 созданных торговых точек и точек питания в так называемых «зонах гостеприимства» востребованными оказались только 48. Саранские предприниматели не захотели вкладываться в развитие сверх имеющихся мощностей, а у неместного бизнеса данная перспектива тоже не вызвала интерес. Исключениями стали строительство стадиона «Мордовия Арена» и двух новых гостиниц высокого уровня «Sheraton» и «Mercure», и в этих случаях речь идет, прежде всего, не о региональных деньгах. Отметим, что организация Мундиаля совпала по времени с приходом в Саранск международных торговых сетей (в том числе «Leroy Merlin»). Стадион «Мордовия Арена» строил преимущественно казанский бизнес, поэтому местным предпринимателям удалось дополнительно заработать на этом проекте исключительно в качестве субподрядчиков.

Бенефициарами подготовки Мундиаля стали также представители рекламной отрасли.

Во время проведения Чемпионата наблюдался ожидаемый всплеск спроса, которым смогли воспользоваться представители профильных бизнесов. Прежде всего, речь идет о владельцах гостиниц, ресторанов и кафе, таксистах, продавцах сувениров и прохладительных напитков в центре города. Тем не менее, введенные ограничения на проезд автомобильного транспорта увеличили трансакционные издержки предпринимателей, а ряд торговых точек, реализующих скоропортящиеся товары, ощутил на себе дефицит поставок.

В «наследие» от Мундиаля столица Мордовии получила обновленную городскую инфраструктуру, бренд «Саранск» и ужесточение конкурентной ситуации на локальных рынках.

Построенный большой стадион, модернизированный аэропорт и новые гостиницы высокого уровня нуждаются в последующей загрузке. Ее перспективы вызывают у саранских предпринимателей серьезные сомнения. Владельцы местных гостиниц опасаются демпинга со стороны новых четырехзвездочного и пятизвездочного отелей и, как следствие, падение спроса на свои услуги.

Не только Россия, но и весь мир узнали о существовании города Саранска, однако остается неясным, как появившийся бренд «Саранск» можно будет в дальнейшем монетизировать. Рост туристического потока из-за рубежа ожидать вряд ли приходится. Возможно, увеличится количество туристов из других городов России – не только из соседних Ульяновской, Пензенской, Рязанской и Нижегородской областей, а также Республики Чувашия, но и из Москвы.

Наконец, во время организации Чемпионата в Мордовию вошел крупный федеральный и международный бизнес, который насытил местный рынок. Саранским предпринимателям предстоит дальше работать в новой жесткой конкурентной среде, и выдержать в этой борьбе им будем крайне сложно.

Как результат, местный бизнес ожидает от региональных властей поддержку, которая, прежде всего, должна выражаться в систематической генерации потребительского трафика. Без помощи сверху эту задачу не решить, а без достижения данной цели загрузить созданные спортивные, инфраструктурные, гостиничные и торговые объекты будет невозможно. Туризм вряд ли станет источником для требуемого количества потребительского трафика, поэтому основные надежды саранские предприниматели возлагают на систематическое проведение в городе массовых спортивных мероприятий.

 


Изучение правовой культуры прихожан мечетей Ярославской области», с 3 по 12 сентября 2018 г.

В ходе экспедиции внимание исследователей привлекли несколько сюжетов, связанных с особенностями мобилизации права. Термином “мобилизация права” в эмпирических исследованиях обозначается приведение норм официального права в действие. Например, в случае конфликта с соседями из-за громкого шума в вечернее время мы можем попытаться решить проблему “по-соседски” или вызвать сотрудников полиции. Во втором случае степень мобилизации права будет выше. Вместе с правовым плюрализмом (параллельное существование в рамках одного социального пространства нескольких нормативных систем) мобилизация права является центральным сюжетом изучения правовой культуры.

На сайте Духовного управления мусульман Ярославской области (ДУМ Ярославской области) размещена проповедь о взаимодействии норм шариата и официального российского права. Среди сотрудников ДУМ Ярославской области несколько человек получили светское юридическое образование. Например, юристом по образованию является имам мечети в Ярославле. Возможно эти обстоятельства привели к тому, что, по крайней мере на уровне риторики, среди прихожан и сотрудников мечетей в Ярославской области актуализирована тема официального российского права. В терминах британского социолога права Дэвида Нелькена (David Nelken) такую ситуацию можно обозначить как сложившуюся “культуру легальности”. Мечеть для прихожан выступает в качестве одного из источников информации об официальном российском праве.

Кроме того, Ярославская мечеть иногда выступает в качестве посредника между профессиональными юристами и адвокатами, которые посещают пятничные молитвы в мечети, и прихожанами, которые нуждаются в правовой помощи или консультации. В мечети есть контакты юристов, к которым прихожане могут обратиться за консультацией или помощью. Как правило, такая помощь нужна в вопросах миграционного права, оформления мелких бытовых сделок и по вопросам недвижимости. Среди прихожан-юристов распространяется мнение о том, что правовая помощь может рассматриваться в качестве благотворительности (садаки). В упомянутой проповеди на сайте ДУМ также содержится призыв к прихожанам-юристам помогать другим прихожанам. Таким образом мечеть участвует и частично создает инфраструктуру для мобилизации официального российского права среди прихожан.

Вместе с тем, мечеть в некоторых ситуациях поощряет медиативные практики для разрешения конфликтных ситуаций вместо мобилизации правовых инструментов. Так, после попытки поджечь мечеть в 2006 году были пойманы двое злоумышленников. Ими оказались молодые люди. Сотрудники мечети ходатайствовали перед правоохранительными органами, чтобы к хулиганам не применяли жесткие меры уголовного преследования, а ограничились воспитательной беседой.

Отдельного внимания заслуживает сюжет, связанный со случаями мошенничества со стороны недобросовестных туроператоров, которые обещают некоторым прихожанам организовать паломничество в Мекку (хадж), но после получения денег скрываются и не выполняют своих обязательств. О подобных историях нам рассказали несколько прихожан. В своих рассказах об опыте столкновения с мошенничеством некоторые прихожане пытались объяснить произошедшие тем, что они сами недостаточно в духовном плане подготовились к паломничеству и, как следствие, господь дал им понять, что следует уделить больше внимания своим мыслям и поступкам. Таким образом создается благоприятная среда для виктимизации (принятие роли жертвы) целой группы людей - потенциальных паломников в Мекку, которые пытаются самостоятельно при помощи интернета организовать свою поездку в хадж. Подобные оценки и объяснения снижают мобилизацию права в указанных ситуациях, что может служить благоприятной средой для развития преступности по отношению к прихожанам мечетей. На сайте Генпрокуратуры РФ есть пресс-релиз, посвященный подобной мошеннической схеме в Дагестане, где в 2012 году жертвами недобросовестных туроператоров стали более 50 человек на общую сумму почти 5 миллионов рублей. Такие ситуации не редкость и за рубежом. Так, в Великобритании в период с 2013 по 2017 год мошенники заполучили около миллиона фунтов, обманывая паломников. Представляется необходимым подробнее изучить этот сюжет в контексте правовой культуры прихожан мечетей.

Изучая вопросы правовой культуры, мы не могли не заметить некоторых любопытных особенностей и черт повседневности.

В первую очередь стоит отметить развитую сеть религиозной поддержки, заинтересованность Духовного управления мусульман в росте числа мусульман и регистрации новых религиозных организаций. Так, в городе-спутнике Ярославля - в Тутаеве (бывшем Романове Борисоглебске) мы побывали в молельной комнате, которую зарегистрировали всего за пару месяцев до нашего приезда. Тутаев расположен в местах, исторически населенных татарами, исповедующими ислам. То есть, регистрация этой молельной комнаты интересна и как сюжет реконструкции мусульманских традиций. Во время экспедиции нам удалось собрать несколько интервью, в которых прихожане мечетей рассказывали об опыте своих дедушек и бабушек негласного исповедования религии в советские времена и последующего воссоздания мечети и мусульманской общины в 90-е годы ХХ века.

Помимо исторической памяти наше внимание привлекли сюжеты, связанные с формированием “диаспорального” и взаимоотношениям различных языковых группы прихожан между собой и мечетью. На первый взгляд эти взаимоотношения представляются таким образом, что мечеть выступает в качестве общей площадки для взаимодействия, общения и решения некоторых вопросов (например, сбора средств для помощи нуждающимся прихожанам и т.д.). Мы также отметили, что общим языком общения различных прихожан и проведения проповедей в мечетях Ярославской области является русский язык. Более того, некоторые прихожане в интервью используют русскоязычные аналоги арабских терминов, описывающих специфику религиозной жизни.

В ходе экспедиции мы также обратили внимание на “открытость” мечети в Ярославле и молельных комнат в других городах области. В первую очередь речь идет о мероприятиях, которые проводят сотрудники и прихожане мечетей для того, чтобы обозначить себя в городском физическом и социальном пространстве. Сотрудники мечети в Ярославле, являющейся объектом культурного наследия, проводят экскурсии по территории, устраивают мероприятия и обзорные экскурсии для студентов местных ВУЗов. Прихожане молельной комнаты в Ростове Великом систематически на волонтерских началах участвуют в поддержании благоустройства улиц города (обкашивают от сорной травы прилегающие к Ростовскому Кремлю территории). На основании данных наблюдений мы можем заключить, что несмотря на “православный” образ Ярославля и Ростова Великого прихожане мечетей не стремятся к “незаметности”. Более того, на территории Ярославской области находится одно из крупнейших в центральной части России производств халяльного мяса птицы, выпускающее на прилавки магазинов региона и близлежащих областей до трех десятков тонн мяса в неделю.

Наше внимание привлекли и некоторые гендерные сюжеты (вопросы, связанные с половым делением людей в обществе). Например, организация физического пространства женской части мечети в Ярославле, пространственное размещение маленьких детей, которых матери взяли вместе с собой. Мы не исследовали эту тему специально, но после посещения пятничной молитвы у нас собралось несколько описаний происходящего, а также появилось желание внимательнее рассмотреть изучить женскую часть мечети, менее заметную и, возможно, менее исследованную. Также в некоторых интервью мы старались отмечать “стратегии” прихожанок мечетей по поиску работы и организации собственного бизнеса. Эти вопросы появились в ходе экспедиции и мы надеемся уделить им большее внимание при продолжении исследований в других регионах. Также мы однозначно убедились что вычленение сюжетов правовой культуры из общего контекста повседневной жизни прихожан мечетей неэффективно и ведет к искусственному ограничению данных и интерпретационных моделей. 

«Трансформироующее воздействие фактора "места силы" на структуру местного общества. Нижегородская область. Городской округ Семёновский, Воскресенский и Дивеевский муниципальные районы, городской округ город Арзамас», с 21 ноября по 1 декабря 2018 г.

Места силы до революции, в советское время и после

Владимирское.
 Светлояр приобрёл известность благодаря легенде о граде Китеже, ушедшем то ли под воду, то ли под землю, чтобы не достаться войскам Батыя, осаждавшим город. Сама легенда, по всей видимости, сложилась много позже описываемых в ней событиях. Возможно, своим появлением она обязана старообрядцам, бежавшим в керженские леса от преследований государства и церкви. Так или иначе, первое время озеро было именно старообрядческим местом силы, куда на моления стекались насельники окрестных скитов, а также верующие со всего Поволжья и из Москвы. Со временем озеро стало привлекать и никониан.
После революции моления на Светлояре сначала не поощрялись, затем запрещались, затем на озере была создана зона отдыха с вышкой для прыжков в воду (купаться в озере всегда считалось грехом, можно было только умываться его водой) и пивными ларьками. Тем не менее, полностью искоренить веру в чудодейственность озера не удалось. Например, во время войны жёны и матери ушедших на фронт приезжали издалека, чтобы, как полагается, трижды посолонь оползти озеро на коленях или четвереньках в надежде на возвращение родных. Бабушки оползали озеро и при Хрущёве, и, по всей видимости, даже при Брежневе, катая на своих спинах шкодливых мальчишек, издевательски запрыгивавших на старушек, зная, что тем нельзя разговаривать и обращать на это внимание – в противном случае круг не зачтётся. К концу советского периода во Владимирском некоторые ещё помнили о том, что озеро раньше считалось местом силы, но сами его таковым уже, по всей видимости, не воспринимали. Это было простое советское колхозное село рядом с простым озером, разве что глубоким (37 метров!), чистым и странноватой правильной овальной формы. За пределами села о Светлояре и вовсе знали немногие – в основном, те, кто приезжал сюда из Нижнего и Семёнова купаться и жарить шашлыки.
После развала СССР интерес к озеру возродился очень быстро. Трудно сказать, что именно стало для этого решающим толчком (и был ли такой толчок вообще, или всё случилось стихийно). С одной стороны, в селе открыли дореволюционную церковь, в которой стал служить весьма активный батюшка. Вскоре была построена летняя церковь над озером, были поставлены кресты, начались крестные ходы вокруг Светлояра. С другой стороны, первые рериховцы переехали во Владимирское уже в самом начале 90-х (Рерих тоже считал Светлояр местом силы, писал его, расписывал декорации к опере «Сказание о невидимом граде Китеже»; более того, у Китежа много перекличек с Беловодьем и Шамбалой – центральными элементами творчества и философии Рерихов). Узнав об этом, туда потянулись и другие рериховцы. Наконец, вслед за ними во Владимирское стали переезжать люди самых разных мировоззрений и религиозных убеждений – буддисты, язычники, мусульмане (правда, с весьма синкретическими взглядами, не отрицающими других богов, включая бога ветра и богиню уныния) и др. Палитра приезжающих на различные мероприятия и моления ещё более пёстрая: кришнаиты, йоги, старообрядцы и многие другие. Любопытно, что если говорить именно о переехавших к месту силы на постоянное жительство, мы нашли лишь одну православную семью. Да и то они поселились не во Владимирском, а в почти заброшенной деревне в 8 километрах от озера. По оценке одного эксперта, с которым общался руководитель, во Владимирском и окрестностях религиозные и эзотеричесчкие переселенцы на сегодняшний день составляют около трети от всех жителей. Результаты экспедиции показали, что эта оценка завышена, если считать только постоянно проживающих, но адекватна, если учитывать дачников.

Дивеево. Если заглянуть в энциклопедию Брокгауза и Ефрона, то можно увидеть что о Дивеевском-Серафимовом монастыре там сказано всего лишь следующее: «женский, 3-классный, Нижегородской губернии, Ардатовского уезда, образовался в 1861 г. из 3 женских общин, основанных в разное время. Монахини славятся шитьем риз и др. церковных предметов. При монастыре училище». Такая скудная информация косвенно свидетельствует о низкой значимости монастыря в то время. В той же энциклопедии, например, Соловецкому и Валаамскому монастырям посвящено по несколько страниц. При этом сейчас монастырь позиционируется, как четвёртый (и, главное, любимый) земной удел Пресвятой Богородицы, в котором она ежедневно гуляет по канавке. И считается, что так было всегда, что монастырь был исходно основан в таком качестве. Помимо Богородицы, монастырь тесно связан с именем Серафима Саровского, который при жизни ему покровительствовал. Впрочем, находился он при этом в соседнем Сарове – старец лишь единожды посетил Дивеево. Хотя дореволюционная значимость монастыря сегодня явно преувеличивается, богом забытым место он всё же не был. После посещения Сарова в Дивеево заезжал Николай II с семьёй, и местная блаженная предсказала ему гибель империи и рождение наследника.
В 1927 году монастырь был закрыт. Сразу после его “возобновления” в 1991 году случилось событие, предопределившее дальнейшую судьбу монастыря – в него из Ленинграда перевезли мощи Серафима Саровского. Он будто бы сам предсказывал это ко всеобщему удивлению, но, по всей видимости, мощи не стали увозить в Саровскую пустынь, чтобы не укрыть их от паломников в закрытом городе, в котором базируется федеральный ядерный центр. Как бы там ни было, батюшка (или, как некоторые говорят, бачка) Серафим привлек туристов и паломников, некоторые из которых были готовы остаться в селе насовсем. Насельницы монастыря и сейчас ревностно выступают за закрытость Сарова, подкрепляя это возмущённым «Нечего туда шпионам нос свой совать!» Возможно, они опасаются бачкиного переезда в родную обитель.
Монастырь, территория которого в советское время фактически была центром райцентра со всеми полагающимися административными, культурными, образовательными и торговыми зданиями, активно расширяется и регулярно захватывает прилегающие территории, переселяя жителей окрестных домов и вытесняя учреждения, немонастырские гостиницы и органы власти. В ближайшее время своё здание будет вынуждена покинуть районная администрация, а прокуратура это сделает уже во второй раз. В 2019 году монастырь захватит главную улицу села (Октябрьскую), упрётся в пруд и обнесёт свои земли стеной, после чего территория Дивеево фактически будет разрезана, и сообщение между разными частями будет осуществляться по строящейся объездной дороге, на которой будет построен новый автовокзал. Монастырь утверждает, что речь пока идёт только о возвращении исторических земель, но уже сейчас его территория огромна (по диагонали порядка 800 метров). При этом монахиня, несущая послушание на издательском деле и соцсетях, утверждает, что монастырь никогда не будет отказывать новым послушницам, стремящимся в Христовы невесты, если они будут удовлетворять их требованиям. На вопрос о том, будет ли монастырь расширяться бесконечно, если это потребуется для приёма новых послушниц, матушка ответила утвердительно. Расширение обители поддерживается на самом верху, где разработали амбициозный план по созданию паломнического и туристического кластера Саров-Дивеево-Арзамас, в соответствии с которым, например, будет реанимирован и расширен аэропорт Сарова, а в само Дивеево проведут железную дорогу. Председателем попечительского совета по возрождению Саровской и Дивеевской обителей стал С.В. Кириенко. Монастырю прочат будущность первой в мире женской Лавры, из насельниц которой по всему русскому православному миру будут рассылаться настоятельницы женских монастырей.
На сегодняшний день переселенцы составляют уже порядка половины жителей районного центра, а в некоторых малых деревнях их большинство. Хотя практически все (но всё же не все) они имеют то или иное отношение к православию, состав переселенцев по мировоззрению, убеждениям и даже религиозным взглядам не однороден. Среди немэйнстримовских православных можно выделить несколько групп (разделение не чёткое, один и тот же человек может относиться к нескольким). 1) По оценкам районной администрации, в районе живет 350-400 человек, по религиозным причинам отказавшихся от документов, включая паспорта (там-де число Антихриста на каждой странице), и, соответственно, от льгот и социальных выплат, включая пенсии. Насколько нам известно, термин не является общепринятым, но мы, вслед за одним из информантов, будем называть таких людей «неповиновенцами». Во Владимирском тоже есть такой человек, но не по убеждениям. Он потерял паспорт лет 10 назад и просто не стал его за ненадобностью восстанавливать. 2) Самопостриженцы, т.е. люди, которые сами себя постригли в монахи, поскольку либо их не приняли в монастырь, либо они в чём-то не согласны с официальным православием и/или политикой РПЦ. Они могут бродяжничать, нищенствовать или жить у приютивших их людей. Причём одинокий монах может жить у одинокой женщины – считается, что ничего такого в этом нет. Вероятно, есть самопостриженцы и с собственным жильём. 3) Царебожники, т.е. люди, почитающие главными и чуть ли не основными святыми невинно убиенного Николая II и его семью. Они считают их великомучениками, хотя для РПЦ они страстотерпцы. На территории монастыря вокруг лиственницы, посаженной в честь рождения наследника, царебожники оборудовали собственное святилище, чему монастырь не препятствовал. Там же на больших деревянных щитах краской выведена молитва «О восстановлении самодержавного Царства Русского», в которой Господа просят принять молитву о членах царской семьи, «наипаче же от жидов и иных клеврет сатанинских умученных». Слово «жидов» выведено жирным (единственное жирное слово во всей молитве). Они убеждены, что царский подвиг самопожертвования спас Русь и уготовил ей великое будущее. 4) Прочие, среди которых называли а) «пензенских затворников», спасавшихся от конца света в землянках в овраге и приехавших в Дивеево после того, как он не наступил (кстати, считается, что Дивеева конец света не коснётся, в том числе благодаря канавке, через которую Антихрист не сможет переступить); б) последователей Марии Дэви Христос; в) последователей Иисуса-жестянщика (назван так по своей профессии), который торговал своей «христовой» кровью и др.

Место и роль переселенцев в местном обществе
Владимирское.
Все переселенцы приехали из крупных городов, причём подавляющее большинство – не из Москвы. Немногие родились в небольшом городе или даже деревне, но через крупный город прошли все. Практически у всех есть высшее образование. Как и в Уймонской долине, многие стали работать в сфере культуры и дополнительного образования, причём не столько внедрившись в имеющиеся учреждения, сколько создав собственные: музеи, музейно-туристический комплекс, центр культуры. Один из переселенцев продавил создание природного парка, в состав которого вошёл и Светлояр, и сам же его и возглавил (он же стал районным депутатом; в Дивеево мы не встречали случаев внедрения переселенцев во власть). У приезжих есть свои мастерские и гостевые дома, они проводят экскурсии, занятия, мастер-классы. Кто-то получает пенсию, кто-то сдаёт квартиру (классический вид заработка для переезжающих из города в село), у кого-то сбережения, кому-то деньги и продукты привозит муж из Нижнего. Мы не встречали переселенцев, которые бы занимались отходничеством или калымом.
Среди школьных учителей тоже есть приезжие, но в меньшей степени эзотерически или религиозно настроенные. Их лишь с натяжкой можно назвать объектом нашего исследования, поскольку для них решающим для переезда фактором скорее стало наличие рабочего места (тем более, если оно было подкреплено возможностью вписаться в какую-то социальную программу), нежели близость Светлояра. Одна из первых и наиболее активных переселенок в своё время работала в школе, но ей пришлось оттуда уйти, потому что она заставляла детей рисовать ангелов, а это не понравилось некоторым родителям. При этом переселенцы всё равно контактируют с местными детьми в рамках различных курсов, мастер-классов, экскурсий, концертов. Детей переселенцев местные, в том числе школьные учителя, считают более громкими и непоседливыми. Если обычные дети спокойно сидят (стоят) на экскурсиях, то эти постоянно задают вопросы. Если же говорить о взрослых, то они сосуществуют и не растворяются друг в друге. Общаются, но, как правило, не очень часто. Переселенцы в большинстве своём открыты для диалога, но местные не очень-то его хотят, потому что приезжие не соответствуют их картине мира. Пространственно приезжие рассеяны по селу и не образуют никаких слободок.
Переселенцы себя считают активными, а местных – пассивными. Например, все или почти все объекты размещения во Владимирском принадлежат неместным. Новые рабочие места тоже созданы преимущественно приезжими.
Местные вроде как являются носителями традиционных, «правильных» ценностей (в Дивеево будто бы наоборот), а переселенцы – баламуты и ценностные извращенцы. Однако некоторые переселенцы, напротив, считают, что современные селяне слишком ушли от традиций и погрязли в постмодерне и/или технократической цивилизации, хранители традиций-де остались только в глухих деревнях.
В целом, атмосферу в селе нельзя назвать напряжённой. Взаимная отчуждённость, безусловно, есть, но конфликты случаются редко, и частично они связаны скорее с какими-то житейскими вопросами – например, с межеванием участков. Даже местный батюшка, бывший военный и бывший единоверец, весьма толерантно относится к переселенцам. Все, мол, люди. Но всё же взял за традицию в тёплое время года ежесубботно проводить крестный ход вокруг озера, чтобы прививать к нему правильное, православное отношение.
Начинания перворериховцев пользуются некоторой поддержкой региональных. Во всяком случае, так было при Шанцеве. Забавно, что когда он посещал местный керамики, там спешно спрятали все языческие и иже с ними экспонаты и вперёд выставили православные. Природный парк, естественно, тоже был создан при региональной поддержке. Его назвали «Воскресенское Поветлужье» и в состав включили массу территорий, никак не связанных с Светлояром (часть побережья Ветлуги, некоторые старые деревни с примечательными церквями, марийские городища и могильники; создали несколько дополнительных музеев в удалённых от Владимирского деревнях). Это сделано специально с целью перенаправления потоков туристов со Светлояра на Ветлугу. Рериховцы стремятся сохранить камерность Светлояра и вообще перестали о нём писать, чтобы не привлекать туда новых людей. Подъезд к Светлояру был перекрыт, а само озеро и его берега – почищены. Говорят, раньше в озере мыли машины. Директор парка выступал с идеей сохранения/восстановления исторического облика села. Был создан перечень допустимых строительных и отделочных материалов и даже выделено несколько типов «исконно русских» домов разной ценовой категории от эконом до вип. Человек, строя новый дом, должен был бы выбрать один из них. Впрочем, местные жители взбунтовались, и от проекта хотя и не отказались, но пока отложили в долгий ящик.

Дивеево. Если в случае со Светлояром мы говорим о нескольких десятках полноценных переселенцев и паре-тройке сотен дачников, то в Дивеево масштабы совершенно иные. Одних только переехавших на постоянное жительство в Дивеевском районе никак не менее 5000, а, скорее всего, и того больше. Поток переселенцев и платёжеспособность некоторых из них оказались настолько велики, что цены на обычные сельские дома с участком подскочили в селе до нескольких миллионов рублей. В результате переселенцами стали осваиваться другие населённые пункты Дивеевского и даже сопредельных районов. Этому способствуют множество скитов, разбросанных в окрестностях, а также вера в то, что святость монастыря распространяется далеко за пределы села (один из информантов убеждён, что концу света не быть в радиусе нескольких десятков километров от Дивеево). Сам райцентр активно расширяется, проводятся и застраиваются десятки (!) новых улиц. Очевидно, что в новых районах переселенцы с отрывом преобладают над местными. В отличие от Владимирского, не все (хотя всё равно большинство) переехали из крупных городов, у многих нет высшего образования. Очень многие приехали с Украины (в том числе беженцы), из Молдавии, Крыма, с юга России. Расслоение переселенцев очень велико. Есть очень состоятельные люди, немало их родителей (которым богатые дети купили в Дивеево жильё для проведения богоугодной старости). В то же время многие переселенцы бедны или даже бежали в Дивеево в надежде на помощь монастыря.
Роль монастыря в Дивеево колоссальна. Хотя в монастыре на любые мирские вопросы и отвечают: «Мы этого не касаемся, это дело государства», реально светские и, тем более, местные власти оказывают на жизнь села и даже района гораздо меньшее влияние. В монастыре около 500 насельниц и 1500-2000 мирских работников, часть из которых трудятся в многочисленных скитах (всего их, кажется, 17), расположенных, в том числе, за пределами района. Лишь единицы из них трудоустроены официально, остальные «несут послушание» и получают деньги в обмен на труд. Это самый очевидный способ заработка для неповиновенцев. Дети некоторых из них учатся в монастырской школе (официальная школа, выдающая аттестат государственного образца). Впрочем, поступить в вуз без паспорта им всё же не удаётся. Наличие у монастыря собственной больницы (входящей, к слову, в структуру ФМБА) позволяет предположить, что люди не остаются и без медицинской помощи. Очевидно, что к самопостриженцам монастырь должен относиться настороженно, но неповиновенцев и царебожников он, безусловно, покрывает. Более того, судя по всему, как минимум, некоторые насельницы тоже разделяют царебожнические воззрения.
Переселенцам, испытывающим финансовые трудности, монастырь может предоставить жильё. Монастырский жилищный фонд очень велик и продолжает пополняться. Многие переселенцы, умирая, отписывают жильё монастырю. Так же поступают переехавшие женщины, принявшие со временем решение уйти в монастырь. Кстати, из 500 насельниц нет, кажется, ни одной местной.
В монастыре работают почти исключительно приезжие. По району курсирует монастырский транспорт, собирающий работников по деревням и развозя по объектам. Несмотря на свою районообразующую функцию, монастырь не обеспечивает всех приезжих рабочими местами. Кому-то их не хватает, кого-то они не устраивают, а кто-то принципиально не хочет работать в монастыре, не соглашаясь с его политикой (в том числе духовной). В монастыре утверждают, что переселенцев неохотно пускают в бюджетную сферу, которую крепко в своих руках держат местные. По всей видимости, приезжие действительно не работают в местных администрациях, но в бюджетных учреждениях они точно есть, и с некоторыми из них мы общались. Нам рассказывали о приезжем враче, работающим в ЦРБ, и прописывающим своим пациентам иконы и молитвы. Кто-то открыл риэлторскую контору (обслуживающую новых переселенцев), кто-то – ферму, кто-то – «лесную аптеку», также торгующую сомнительной религиозной литературой. Для дивеевских переселенцев (в отличие от владимирских) отходничетсво и калым также являются распространённым способом заработка.
Хотя местные мало работают в монастыре, многие всё равно извлекают финансовую выгоду из его развития. Любопытно, что обслуживанием паломников и туристов за пределами монастырских гостиниц и домов паломника преимущественно занимаются именно местные, что отличает Дивеево от Владимирского. Объекты размещения и общественного питания, за исключение самых больших и фешенебельных (принадлежащих скорее инвесторам, чем переселенцам), преимущественно принадлежат местным («некоторые даже ночуют у себя в гаражах, чтобы пустить больше паломников в дом и заработать на этом» [из дневника Марии Буниной]); сувенирами, мёдом и прочими туристическими радостями тоже торгуют местные. В том, что касается предпринимательской активности, местные, похоже, оказываются активнее приезжих, многие из которых слишком сосредоточены на вере и/или монастыре. В Дивеево на домах висит множество объявлений «Продаю». Классическая стратегия местных: продать своё, зачастую ветхое, жильё за несколько миллионов (!) и купить на эти деньги прекрасную квартиру в Арзамасе или Нижнем. Наплыв переселенцев даёт местным исполнить мечту многих сельских жителей – переехать в большой город в собственное жильё. Это только ускоряет тенденцию последний лет – приезжие всё больше и больше вытесняют и замещают местных.
В отличие от Владимирского, в Дивеево атмосфера напряжённая. Даже переселенцы говорят, что здесь надо жить в постоянных молитвах и очень напряжённом духовном труде – иначе выгоришь и пропадёшь. Фанатично православные люди (очевидно, что среди переселенцев их большинство) не толерантны к инакомыслию и не склонны к диалогу. Например, матушка, несущая послушание на издательском деле и соцсетях, в самых гневных выражения отзывалась о том, что происходит на Светлояре, и выражала уверенность, что Господь всех этих людей «уберёт». Местные озлоблены и на переселенцев, и на сам монастырь. «Плохо относится к церкви, как к институту, но при этом верующая. Она считает, что система прогнила и не хочет как-то связывать себя с монастырем. Рассказывала истории про то, как монастырь укрывает преступников и т.п.: люди приезжают в деревню, чтобы их не нашли, выкидывают паспорт и претворяются фанатами/дурачками, а таких в монастыре любят. В принципе в селе много жуликов, которые наживаются на добрых людях и на монастыре» [из дневника Юлии Карпич]. Некоторые даже винят монастырь в закрытии предприятий и сокращении количества светских рабочих мест. Многие местные считают себя православными, почитают Серафима и признают чудодейственность многочисленных святых источников, но предпочитают посещать приходскую церковь, а в монастырь не ходят. Монастырскую школу посещают преимущественно дети приезжих, а местные ходят в обычную СОШ. Вычислять дома приезжих предлагается по глухим заборам, которые здесь раньше были не приняты. По воле монастыря ГИБДД не трогает паломников и выполняет план, штрафуя местных (всё шиворот навыворот, чаще бывает наоборот). Местные же злятся, что летом по селу не пройти и не проехать – всюду стоят машины.
В Дивеево выделяются те, кого можно условно назвать сектантами, т.е. отклонившиеся от традиционного православия. Все остальные (как приезжие, так и местные) представляют собой довольно невыразительную массу. Это не значит, что они слились во что-то единое, но ни приезжие, ни местные не представляют сейчас единого сообщества: первые разрознены и зачастую зациклены на своём домохозяйстве, вторые уже раздроблены, потеряли свою идентичность, чувствуют себя не в своей тарелке и не дома и вообще доживают своё. Вероятно, в обозримом будущем коренных жителей здесь практически не останется.
Общее. Как видно, различий в месте и роли приезжих множество. Но есть и что-то общее.

• Приезжие редко кардинальным образом меняют мировоззрение местных, в том числе и их отношение к месту силы. Причём, пожалуй, во Владимирском это влияние сильнее, несмотря на то, что доля приезжих там меньше, и наиболее активные и убеждённые из них в школе не преподают. Местные не переняли взгляд приезжих на озеро, но всё равно стали задумываться о его значении и вырабатывать какое-то своё отношение, пусть и не созвучное с отношением переселенцев. Студенты предположили, что большее влияние светлоярских переселенцев связано с их экзотичностью. Довод Елизаветы Кузнецовой: «Мне кажется, тут даже не в том, кто сильнее повлиял вопрос, а в типичности и "нормальности" верования, типо, институциональная принятость православия влияет на то, что изменения в мировоззрении не так заметны. Потому что во владимирском для местных основной источник этой инфы – приезжие, а в Дивеево она и в телеке, и в книгах, и вообще везде, где только можно». Звучит очень логично, но, вероятно, причина не только в этом. Во Владимирском переселенцы самостоятельны, в Дивеево – вертятся на орбите монастыря. Во Владимирском они более терпимы и менее категоричны. Их присутствие не обязывает местных менять образ жизни, а в Дивеево расширение монастыря и колоссальный наплыв приезжих приводит только к озлоблению, а не к рефлексии. Ну и да, светлоярские переселенцы совсем другие, что заставляет к ним присматриваться повнимательнее.

• Местные власти, признавая, что приезжие хотя бы частично компенсируют активный отток коренного населения в город, всё же не выражают восторга по поводу популярности мест силы и наплыва переселенцев. Во Владимирском глава считает, что проблемы и нагрузка перевешивают отдачу от создания рабочих мест и роста поступлений в бюджет. В Дивеево светски власти имеют явно меньше веса, чем монастырские. Основной частью денежных потоков, спускающихся сверху на Дивеево, местные власти не распоряжаются, а спрос за решение вопросов местного значения велик. В обоих случаях приезжие менее управляемые, чем местные, они качают права, следят за деятельностью властей, выдвигают городские требования к благоустройству и проч. Дивеевские власти сетуют на то, что монастырская территория сильно контрастирует с сельской по уровню ухоженности и «красоты», и это-де сильно напрягает паломников, туристов и переселенцев. Если раньше Дивеево было газифицировано на 100%, то теперь, с проведением и застраиванием огромного количества новых улиц, этот показатель упал до 80%, что портит властям отчётные данные. Поскольку огромная часть населения неофициально работает в монастыре, местные бюджеты недополучают НДФЛ.

• Приезжие делятся на сбежавших к (к месту силы) и сбежавших от (например, от города или от проблем). Пожалуй, во Владимирском больше первых, а в Дивеево – вторых.

• Хуже всего местные относятся к тем, кто начинает проповедовать или пытается наводить свои порядки. Впрочем, совершенно иной образ жизни тоже воспринимается с недоумением. Во Владимирском местные высмеивали приезжую за то, что в магазин она ходит только за тем, чтобы купить продукты, и не желает точить лясы.

• Переселенцы, если они приехали по религиозным или эзотерическим причинам, редко растворяются среди местных. Они могут остаться маргиналами, или, наоборот, вытеснить местных, или разбить их сплочённость и способствовать атомизации, но раствориться или, наоборот, поглотить их – нет.

• Если масштабы переселения значительны, у местных начинаются проблемы с идентичностью. Целостность и сплочённость сообщества утрачиваются. Даже во Владимирском сетовали на утерю сельского уклада, а в Дивеево и вовсе уже нельзя говорить о полноценном сообществе, причём не только в райцентре, но и в «пригородных» деревнях.

• В обоих случаях переселенцы не представляют собой единую общины. Они разношёрстны и могут не общаться между собой.

Вставка от заместителя руководителя экспедиции
Отношение современных православных к этому «месту силы» под влиянием рериховцев, устроившихся в культурно-образовательную сферу, туристов, активно посещающих озеро для развлекательных целей с налётом паломнического интереса, а также местных властей, лояльных к религиозному многообразию по роду деятельности, отворачивается от канонического почитания и приобретает экуменистические черты. Некоторые переселенцы не пытаются сдружиться с местными под предлогом невозможности совмещать поиски духовного успокоения с общественной деятельностью. Население, жившее рядом с «местом силы» изначально, таковым его для себя в ряде случаев не считает, в особом пиетете перед ним со стороны прибывших узнаёт безопасную причуду, а туристический фактор не выделяет в потенциально главную силу развития социально-экономических отношений, горюя по задаваемой сверху трудовой стабильности. Для муниципальных властей сокровенная «сила» озера – хозяйственно-экономический феномен, нарушающий размеренность. Наряду с возросшей нагрузкой на основные материальные компоненты цивилизованной жизни, озеро одной своей притягательностью может выступать источником дополнительных доходов населения и, опосредованно, местного бюджета. Общее направление, разрабатываемое местными властями в отношении приезжающих к озеру, заключается в ограничении и систематизации туристического потока путем перевода значительной его части на обширные приветлужные территории. Цель – сохранение условной «первозданности» Светлояра и недопущение чрезмерной антропогенной нагрузки на него.
Для Дивеевского монастыря характерна обратная ситуация: туристический и паломнический интерес к этому месту усиливают, но инициативами не местных властей, а РПЦ и представителей федеральных органов. В основе задаваемого направления – экономический и идеологический расчет. Планы самые грандиозные, общее их название – создание «паломнического и туристического кластера». Местным властям приходится считаться с задаваемыми сверху темпами и находить в этой деятельности различную выгоду. Общее количество переселенцев, обустроившихся на новом месте, на порядок больше, чем перебравшихся к озеру Светлояр. «Ёмкость» Дивеевского «места силы», выраженная в количествах людей, их хозяйств, бытового обустройства на новом месте, гораздо выше, чем Светлоярского. Многие трудятся при монастыре, но в условиях постоянно возрастающего населения люди также находят возможность заработка в сфере различных услуг, строительства, устраиваются бюджетниками. Большинство переселенцев – православные, покидающие многообразные города в пользу почитаемой святыни, но встречаются выдумщики неканонических девиаций. Особенно интересно было обнаружить так называемых «неповиновенцев»: целую общину отказавшихся от паспортов, пособий, пенсий, официального трудоустройства и других цивилизационных ингредиентов. Место вокруг монастыря потихоньку превращается в тот самый обслуживающий туристов кластер, новые переселенцы выкупают участки под ИЖС все дальше от него. Совокупное население, в отличие от светлоярского, теряет свою хоть сколько-нибудь общинную самостоятельность, подстраиваясь под монастырские порядки.