• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Вудуисты, астрологи и царебожцы в “местах силы”

Вышкинская экспедиция "Трансформирующее воздействие фактора "места силы" на структуру местного общества, озеро Светлояр" под руководством Артемия Позаненко объединила студентов различных специальностей и курсов общим исследовательским интересом. Участники экспедиции пытались выяснить, как два «места силы» в Нижегородской области (озеро Светлояр и Серафимо-Дивеевский женский монастырь, почитаемый как четвёртый земной удел Пресвятой Богородицы) влияют на социальную структуру локальных сообществ, кто туда приезжает, чем приезжие занимаются, как они взаимодействуют с местными, и какое влияние местные и приезжие друг на друга оказывают.

Дом астролога. Фото: Артемий Позаненко

Дом астролога. Фото: Артемий Позаненко

Первое место — небольшое село Владимирское, которое образовалось вокруг озера Светлояр еще в XVII веке. Связь этого места с русской историей и христианскими традициями уходит в века. По легенде на Светлояре стоял град Китеж, ушедший то ли под воду, то ли под землю, чтобы не достаться войскам Батыя, осаждавшим город. Местные рассказывали разные версии этой легенды, а также правила пребывания на озере и интерпретации знаков - символов, которые возникают около и над водой (например, человек с чистыми помыслами может увидеть отражения соборов в водной глади или услышать колокольный перезвон). Это не было, но потенциально  может стать темой для дальнейших исследовательских экспедиций на Светлояр.

Одна женщина рассказывала следующее: Ходила на озеро. Обходила, старалась каждый день по три раза, как положено. Осенью где-то припозднилась, но все равно пошла, а уже темнеть стало. Обошла два раза, стало темно, боится идти третий раз. Вдруг слышит пение. Между холмами увидела 12 девушек в старообрядческих сарафанах белых. Шли парами. Решила за ними идти на каком-то расстоянии. Сделали круг, потом она подумала, что это идет кто-то знакомый. Решила поблагодарить их. Она догоняет последнюю пару, поворачивается к ним, а они исчезли, остались только 12 дымков. 
[Из дневника Марии Ермолаевой]


Светлояр. Фото Марии Ермолаевой

В XVII-XIX веках на берега озера стекались на моления насельники многочисленных керженских старообрядческих скитов и простые старообрядцы, со временем вслед за ними потянулись и обычные православные.. В XX веке с приходом советской власти поток верующих людей, стремящихся к озеру снизился, но не прекратился. В конце 90-х, привлекаемые  энергетикой озера, во Владимирское активно приезжали новые люди, не только с паломническим целями, но и намерениями остаться в селе насовсем.  Такие переселенцы оказались главными нашими информантами. Мы  выяснили, что «место силы» озеро Светлояр в основном привлекает представителей религиозных течений. Большая часть приезжих — представители рериховского учения. Они активно развивают село в культурном и туристическом направлении. Благодаря их инициативе в селе был открыт музей, детский центр творчества и большой туристический комплекс. Они работают с детьми и участвуют в развитии природного парка, в состав которого с 2000-ходов входит озеро.
Основной элемент рериховского знамени мира венчает купола на символике природного парка. Фото: Артемий Позаненко


Еще во Владимирском функционирует филиал Научно-исследовательского института психотравм личности, который содержат несколько башкирских семей. Они считают, что энергия озера может помочь в их работе с проблемами клиентов.

Нескольким из нас удалось пообщаться с женщиной буддистской веры и даже побывать у нее на медитации. Некоторые были в гостях у мужчины, который ведет мастер-классы для приезжих по изготовлению гуслей и выпеканию хлеба. Около трех часов студенты провели у него, слушая его мысли и философские истории. Хлебом он их тоже угостил.
Дом, обвязанный мантрами. Фото: Артемий Позаненко
Дом, обвязанный мантрами. Фото: Артемий Позаненко

Гусляр. Фото: Юлия Карпич
Гусляр. Фото: Юлия Карпич

В основном приезжим удалось вписаться в местное общество, хотя их влияние в селе и ограничено: местные готовы принять приезжих, но против распространения  их верований.

Она занимается куклами вуду, местные считают её басурманкой. Она с ними здоровается, потому что её задача - зарабатывать карму, а уж что они делают, это их выбор. Местные не принимают права иного на существование. Она сострадает этим людям (местным), потому что понимает, что она для них непонятная, причиняет им боль.
...Всех хорошо принимают, потому что люди здесь «адекватные», им «что Кришна, что харе». Среди приезжающих есть люди «с плохой энергетикой», но они ходят на озеро и становятся лучше. Вообще во Владимирском много сект, но если они будут задевать местных, то можно обратиться к власти. 
[Из дневника Марии Буниной]

Они умные люди, но со своими тараканами, а в деревнях такое не понимают. «Если хочешь влиться, оставляй своих тараканов в голове и вливайся с нашими. 
[Из дневника Юлии Карпич]

Переселенец моржует в озере. Многие коренные это не одобряют, поскольку исстари светлоярской водой можно было только умываться, купание же считалось грехом. Фото: Артемий Позаненко
Переселенец моржует в озере. Многие коренные это не одобряют, поскольку исстари светлоярской водой можно было только умываться, купание же считалось грехом. Фото: Артемий Позаненко

К нам, как к экспедиции, все относились приветливо, практически никто не отказывал в интервью, и все были рады рассказать о жизни села и о своем ощущении этого места.

Из Владимирского мы уехали с разнообразными впечатлениями, и в Дивеево поначалу было сложно переключиться: там совершенно другая атмосфера, потому что сообщество более гомогенное и состоит в основном из православных верующих и представителей различных ответвлений от официального православия.

Летняя церковь над озером. Фото: Артемий ПозаненкоЛетняя церковь над озером. Фото: Артемий Позаненко


Серафимо-Дивеевский женский монастырь основан в XVIII веке, статус монастыря получил в середине XIX века, в 1927 году был закрыт. Сразу после его “возобновления” в 1991 году случилось событие, предопределившее дальнейшую судьбы монастыря - в него из Ленинграда перевезли мощи Серафима Саровского. Он будто бы сам предсказывал это ко всеобщему удивлению (ещё бы, подвизался-то он в Саровее, а в Дивеево, хотя и покровительствовал монастырю, был один раз в жизни), но, по всей видимости, мощи не стали увозить в Саровскую пустынь, чтобы не укрыть их от паломников в закрытом городе, в котором базируется федеральный ядерный центр.  Как бы там ни было, батюшка (или, как некоторые говорят, бачка) Серафим привлек туристов и паломников, некоторые из которых были готовы остаться в селе насовсем.

Дивеево они выбрали, потому что однажды они вырезали из журнала лик Серафима Саровского и повесили на стену. 
[Из дневника Алины Закутайло]

Когда мы зашли в помещение, у матушки Евфросинии [имя изменено] не получалось долго включить свет, в момент четных   попыток она несколько назвала святого Серафима по имени, выглядело это как будто ругательство. У меня создалось ощущение, как будто между святым и монахиней уже нет дистанции, и она воспринимают его как домового.
[Из дневника Ирины Тереховой]

Серафим Саровский кормит медведя ржаной коврижкой. Фото: Артемий Позаненко
Серафим Саровский кормит медведя ржаной коврижкой. Фото: Артемий Позаненко

Для нас в Дивеево было меньше материала для исследования [точка зрения разделяется не всеми участниками экспедиции]: жители села оказались более закрытыми, но мы попытались понять, как живут местные переселенцы.
Некоторые из нас встречались с монахиней, несущей послушание на издательском деле и соцсетях. Она рассказала об истории монастыря и его развитии, в том числе, что в монастыре и его многочисленных скитах работает порядка 1500-2000 человек, из которых подавляющее большинство – приезжие.
Некоторые студенты посетили местную православную школу, кто-то ездил по соседним селам и деревням в поисках переселенцев, а часть из нас искали переселенцев в самом Дивеево.

Когда мы уже собирались уезжать назад, мы встретили трех мужчин, которые что-то ремонтировали в одном из домов. Оказалось, что они тоже уезжали в Дивеево, и мы попросили их подвезти нас. Нам пришлось сесть на заднее сиденье вчетвером. Ира села на колени к Юле, а я втиснулась в бородатого мужчину лет пятидесяти. Оказалось, что согласившиеся нас подвезти мужчины «колымят» и часто перемещаются с места на место, но живут в Дивеево. Не успели мы тронуться с места, как мужчина, сидящий со мной, стал рассказывать мне о скором приходе Антихриста. Он сказал, что на людей сейчас везде распыляются чипы, они клеймятся с помощью чисел дьявола в паспортах. Запад погряз в содомском грехе, так как у них мужчины любят мужчин. Эта напасть начинает проникать и в нашу страну. Например, у него есть знакомая женщина в правительстве, которой пришлось уйти со своей работы, так как мужчины там не обращали на нее внимания. Также он полагает, что Русь — это последний оплот святости, у нее еще есть шансы спастись. В Дивеево эта вероятность значительно выше, поэтому он живет здесь. На середине его увлекательного рассказа мы внезапно приблизились к посту ГАИ. Ира попыталась спрятаться и легла к нам на колени, а мужчина рядом со мной стал бормотать молитву. Когда мы благополучно проехали мимо поста, он радостно сообщил, что 90-й псалом всегда отлично помогает против гаишников. 
[Из дневника Анастасии Ермолаевой]

Мы побывали в музее Дивеевской игрушки и на мастер-классе, где нас учили эти игрушки лепить. Мы разговаривали и с местными церковнослужителями и с другими  популяризаторами православного учения, которые рассказывали свои мысли о Дивеево и его потенциале как Четвертого Удела Богородицы и райского сада.

Также оказалось, что монастырь активно расширяется и захватывает прилегающие территории, переселяя жителей окрестных домов и вытесняя учреждения и органы власти. В ближайшее время своё здание будет вынуждена покинуть районная администрация, а прокуратура это сделает уже во второй раз. Нам удалось побеседовать с людьми, чье жилье оказалось на расширенной территории монастыря, и узнать их отношение к расширению и непрекращающемуся потоку приезжих.

Утром этого дня мы (я, Маша Е. и Лиза) попытались поговорить с человеком, который остался последним жильцом дома на территории монастыря, приготовленного под снос. Несмотря на то, что дверь дома была загорожена досками, нам удалось попасть внутрь. Внутри дом находился в еще более плачевном состоянии, чем снаружи. Все было завалено мусором, досками и голубиным пометом. Когда мы поднялись на второй этаж, мы увидели, что на двери нужной нам квартиры весит большой железный крест и написаны строки из Библии. Мы попытались позвонить в неработающий звонок, а потом стали громко стучать в дверь, но безрезультатно. Тогда мы решили обойти соседние с этим дома (их было всего два). Когда мы постучались в первый дом, нам открыла старенькая бабуля и сразу пригласила нас внутрь, назвав Святой Троицей (так как нас было трое). Оказалось, что ее зовут Валерия, и живет она в этом доме со своей подругой Катей [имена изменены]. К ним часто приходит делать уколы внучка последней, которая работает медсестрой. Бабули рассказали, что дом им дал монастырь, он же кормит их и заботится о них. Скоро их дома снесут, но Бог позаботится о них, их переселят куда-нибудь еще. Раньше они несли службу на сухариках, но сейчас им тяжело это делать. Но они все-равно стараются помогать монастырю по мере сил. Переехали они сюда около 20 лет назад, сейчас же им по 85 лет. Оказалось, что внучка бабы Кати не может найти работу ни в монастыре, ни в местной больнице, поэтому ей приходится ездить в санаторий и работать там массажисткой. Бабули очень радовались, что мы зашли к ним. Прощаясь, они подарили нам несколько брошюрок и книжечек. 
[Из дневника Анастасии Ермолаевой]

Переселенцев в Дивеево оказалось найти сложнее, но нам удалось встретиться с некоторыми из них. Местные говорили, что есть деревни, населенные исключительно переселенцами.

Когда мы ехали в Дивеево, мы ожидали, что все переселенцы будут православными. В поле выяснилось, что немногие приезжие, хотя и поселились в Дивеево по религиозным мотивам, впоследствии стали отходить от христианства.

Она решила нам поведать настоящую историю создания мира. «Был творец, который создал материю и антиматерию, 2 мира. От материи пошёл Люцифер, а от Антиматерии пошёл сатана. Земля стала нейтральной прослойкой между двумя мирами, чтобы между не произошло реакции и взрыва. Люцифер создал жизнь и смерть. От жизни пошла любовь, из которой родился Христос. В итоге, Люцифер и Сатана устроили войну». Творец уничтожил Атлантиду. Сатана крестил Русь. Люцифер проводил генетические опыты и создал инфернальных сущностей, которые начали вселяться в людей, выкидывая из них душу. Причём внутри каждого тела есть «человек» (тоже нематериальная субстанция) и есть «душа». Человек может развиваться, но его захватывают эти сущности. Всё это ей рассказал какой-то Феникс, которого она нашла «вконтакте». Это такой пророк, который появился в городе Шяуляй (Литва). Появиться он должен был в России, но, так как «у них там (показывает пальцем вверх) старые карты СССР», оказался в Прибалтике. Россия вообще занимает особое положение в мире. Она раньше называлась Тартарией, так как в ней творил именно Творец, а не Сатана или Люцифер.
[Из дневника Георгия Сталинова]

Также нам рассказали об иллюзорном восприятии веры. Бывает вера в Бога (нечто формальное) и вера Богу (когда каждый шаг человек сверяет с тем, как Господь смотрит на это). На данный момент Любовь Алексеевна [имя изменено] скептически относится к вере. Послужило тому то, что она долго изучала исторические и религиозные документы и находила огромное количество несоответствий, которые поставили под сомнение существование Бога.
[Из дневника Алины Закутайло]

Помимо этого, в Дивеево и окрестностях множество переселенцев, считающих себя православными, однако отколовшихся от мэйнстримовского православия. В предпоследний день экспедиции нам рассказали, что в районе живет 350-400 человек без паспортов - они отказываются от паспортов потому, что считают, что в них – печать антихриста. Мы попытались узнать больше об этих людях, и поговорили с некоторыми из отказавшихся от документов. Есть в Дивеево и самопостриженцы и царебожцы. Впрочем, разделения чёткого нет. Один и тот же человек, вероятно, может одновременно быть и неповиновенцем (отказавшимся от документов), и царебожцем, и самопостриженцем.
На интервью с самопостриженцем. Фото: Артемий Позаненко
На интервью с самопостриженцем. Фото: Артемий Позаненко

Нам удалось встретить женщину, которая ждала автобус, и мы предприняли попытки поговорить с ней. Она была достаточно открыта и сообщила нам спустя десяток абстрактных вопросов, что живут разные люди, а за остановкой вовсе женщина без паспорта. Мы распрощались и постучались в дверь. Спустя 10 минут вышла старушка, очень плохо выглядящая и без зубов, а вместе с ней был очень высокий мужчина с длинной черной бородой. Сразу стало видно, что они в хороших отношениях, и это она подарила ему ушанку своего умершего мужа. Буквально через 10 минут она сама сказала, что у нее нет паспорта и мы очень грешны, так как его имеем. Дабы искупиться, нам надо читать откровения Иоанна Богослова, а также молиться, чтобы апокалипсис закончился. Мужчина все время поддакивал и советовал слушаться пожилую мадам. Но, когда он ушел, она пригласила нас погреться, сказав, что, если мы пришли, значит, нас привел Бог. Сама она не представилась, но мне удалось узнать, что в миру ее зовут Клементина [имя изменено], а свое монашеское имя она раскрыть не может. На вопрос, почему она не в монастыре, она ответила, что монахиня необязательно в монастыре, конкретно ее ведет сама Богородица. Зайдя к ней домой погреться, я сразу заметил, что в доме минусовая температура и погреться вряд ли удастся. Примечательно, что на полке красного угла у нее стоят три будильника с остановившимся временем. Из еды у нее в доме есть только буханка хлеба с обрезанными корочками, которые, видно, стали слишком черствыми, и какой то водянистый суп. Она сразу отметила, что питается тем, что посылает Бог, а для жизни ей Бог посылает нужных людей. В 1992 году она приехала из города [Москвы], где работала милиционером. С мужем они поселились здесь. Правда муж умер год назад, но она не переживает по этому поводу, потому что спустя 2 дня после смерти мужа она увидела его во сне, и над ним стояла сама Богородица. Также она объяснила, кто такой этот бородатый мужчина. Она сказала, что этот человек святой, он живет в лесу, на помойке нашел бочку, сделал из нее печку и напрямую общается с самим Богом. Недавно во время очередного разговора с Богом мужчина спросил «Можно ли я пойду к Клементине пожить неделю, и мне не так холодно и ей помогу с хозяйством?» - но Бог ему ответил, что началась первая неделя поста и пока не время, поэтому он пришел и просто наколол ей дров. Далее она начала задвигать тему про апокалипсис и почему крайне важно отказываться от паспортов. Она принесла кустарно сделанную книжку из листов А4 и начала читать. […] Масоны хотят поставить во главу мира Сатану, который, когда придет к власти, распылит smart-пыль, которая хранится в телевышках, и все люди станут управляемыми.
[Из дневника Дмитрия Вилкова]

Она сказала, что грядет Апокалипсис, что надо спасаться, и что живет без паспорта. Что пенсию она не получает поэтому, и ей помогают кто чем может, летом она что-то сажает, зимой – к ней приходят люди, дрова там колют. Вечером она собиралась к кому-то из знакомых в баню (тоже как акт милосердия). А так живет без денег. […] Она не понимала половину слов, которые в ней были, из-за чего, похоже, книга оказалась для нее еще более ценной.
[Из дневника Елизаветы Кузнецовой]

Царебожеское святилище у лиственницы, посаженной в честь рождения цесаревича Алексея. Фото: Артемий Позаненко
Царебожеское святилище у лиственницы, посаженной в честь рождения цесаревича Алексея. Фото: Артемий Позаненко

Царебожеская молитва «О восстановлении самодержавного Царства Русского». Фото: Артемий Позаненко
Царебожеская молитва «О восстановлении самодержавного Царства Русского». Фото: Артемий Позаненко

Фото: Артемий Позаненко
Фото: Артемий Позаненко

В итоге в Дивеево и на Светлояре оказалась разная атмосфера, и переселенцы тоже разные.  Для нас эта экспедиция - ценный опыт, потому что нам удалось хотя бы частично понять мировоззрение представителей разных конфессий и проанализировать изменения, которые «места силы» вносят в структуру местных сообществ. В мае 2019 года состоится повторная экспедиция в Дивеево, которая будут сфокусирована чисто на том, как в условиях современного российского государства удаётся выживать людям, отказавшимся от паспортов и пенсий. 

Авторы: Елизавета Кузнецова и Ирина Терехова
при участии Юлии Карпич и Артемия Позаненко